Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

Как зародилась Красная армия в Борисоглебске.

    (по материалам архива)

    Первые военные ячейки.

    Шелестят пожелтевшие листы бумаги - документы бурного 1918 года. Эти документы, написанные еще не опытной, подчас неграмотной рукой, рассказывают нам о зарождении в Борисоглебске сначала Красной гвардии, а за ней и Красной армии.

    В конце января,  только что избранный Исп. Комитет Советов организовал военный отдел, во главе которого поставил солдата - крестьянина Никифора Александровича Переведенцева (ныне здравствующий). На долю военного совета выпала ответственная задача: демобилизация старой армии, борьба с царившей в этой армии анархией, формирование сначала отдельных отрядов Красной гвардии и затем 1 Социалистического Борисоглебского полка.

    16 мая на смену военному отделу Исполкома был организован уездный Комиссариат по военным делам. В первом приказе было объявлено положение Совнаркома о Комиссариатах.

    Мобилизация, формирование отдельных боевых единиц (частей), а первое время и руководство оперативной работой, - все это лежало на руках Комиссариата.

    Во главе Комиссариата была поставлена, так называемая, малая коллегия, в составе товарищей: Славченко, Попова и Позднякова.

    Боевые дружины, батальоны, полки.

    Так называемые боевые дружины рабочих (Красная гвардия) были организованы: на железной дороге, на заводе б. Волостных, на консервной и спичечной фабриках и при союзе пекарей. В волостях также были небольшие отряды красногвардейцев. Наиболее сильной дружиной являлась железнодорожная: имела 897 винтовок, 30000 патрон, 4 пулемета, 62 шашки, 126 бомб.

    7 апреля Губвоенкомат отдал приказ: «Во исполнение постановления Исполнительного Комитета Тамбовского Губсовдепа от сего 5 апреля, всю Красную гвардию немедленно перевести в Красную армию»...

    С этого момента было положено начало построения регулярной Красной армии у нас. Однако, ввиду прифронтовой полосы, боевые дружины рабочих, в частности железно-дорожная, не были распущены, им пришлось еще не раз сослужить службу революции.

    Регулярная часть Красной армии была организована ввиде 1 социалистического полка. Численность полка 3000 чел., он включал в себя все главнейшие виды оружия: 3 батальона пехоты с 1200 стрелками, каждый дивизион - 867 всадников, артиллерийская  легкая батарея - 130 чел., пулем. команда, команды связи конных и пеших разведчиков, саперная, полковая школа, перевязочный и ветеринарный пункты и др.

    Первым командиром полка был т. Скубаков.

    30 июля было произведено переформирование. В 1 социалистическом полку была оставлена одна пехота, вновь организованы: 1 кавалерийский полк, 2 пехотный полка, 1 артиллерийский дивизион.*)

    В волостях: Бурнакской, Алешковской, Сукмановской, Мучкапской, Русановской, Уваровской, Ростошинской и Архангельской были роты по 100 стрелков в каждой, а в остальных волостях - взводы по 25 стрелков.

    *) Командный состав назначался в большинстве из солдат - унтер-офицеров. В протоколе заседания военной коллегии от 27 мая имеется такое место: «Предложить комсоставу подать письменное заявление о том, что они без крупных ошибок могут командовать вверенными им частями. Не уверенных в себе, но способных и честных людей отправить в специальные школы».

    « В полной боевой готовности!»

    Не успела еще как следует сколотиться борисоглебская частица Красной армии, а враг уже напирал на соседние города и станицы. И борисоглебские красноармейцы бросались с места на место бить казаков, бить белогвардейщину.

    В приказе УВК № 2 от 16 мая читаем: «Предписываю завтра 17 сего мая к 7 часам утра командировать в полной боевой готовности на ст. Евстратовка в распоряжение тов. Павлова вооруженные отряды от следующих частей: 1) от 1 Борисоглебского социалистического полка 75 кавалеристов и 300 пехотинцев при 4-х пулеметах, 2) от 6 Амурского кавполка 75 кавалеристов при 2-х пулеметах и 3) от боевых дружин 50 чел. при 2-х пулеметах».

    В этот же день на ст. Волокитина отправлено 65 чел., 18 мая на ст. Арчеда 300 чел. с автобазой, 22 мая на ст. Серебрякова, 24 мая еще туда же и так без конца.

    Сам Борисоглебск начиная с апреля месяца и кончая концом гражданской войны почти не сходил с военного положения. Не даром и песенка такая была сложена:

    Как у нас в Борисоглебске

    Вольно дышится:

    - Стой товарищ, пропуск ваш -

    Только слышится.

    Отшлифовка.

    В Красную армию в период её добровольности, на ряду с преданными революции рабочими и крестьянами, шли чуждые этому дела элементы, анархически настроенные и просто темные личности. Эти элементы породили ряд ненормальностей в только что зародившейся Красной армии. О них говорят следующие выдержки из приказов:

    «Прекратить бесцельную стрельбу в городе»...

    «До моего сведения дошло, что некоторые лица в реке Вороне глушат бомбами рыбу»...

    «При проходе мимо расположения частей, я увидел у цейхгауза часового, сидящего на ящике с какой-то женщиной, винтовка поставлена к стенке, а часовой ведет мирный разговор»...

    Был даже такой случай:

    «19 сего июня в Борисоглебский гарнизон прибыли 3 самолета 1 московского революционного авиотряда. Не могу умолчать о том грустном факте встречи наших товарищей летчиков. Все три самолета были обстреляны самовольным огнем отдельных стрелков, к счастью не причинившим, как летчикам, так и аппаратам повреждений, несмотря на огромное количество выпущенных пуль и стрельбы почти в упор»...

    Этим безобразием способствовал «демократизм», установившийся тогда в армии. Пришлось заодно ликвидировать и его, отшлифовывать боевые части армии.

    27 мая военная коллегия вынесла два постановления: 1) «В полку, батальонах и ротах без разрешения военного комиссара собрания и митинги не допускать». 2) «Выборное начало комсостава прекратить».

    Проникали в армию и заядлые враги трудового народа. Это видно из того, что было приказано: «Командиру 1 Борисоглебского социалистического полка организовать отряд по борьбе с контр-революционерами в полку» (прообраз будущих особых отделов А.С.).

     Однако, уже большинство красноармейцев уже тогда вполне сознательно смотрело на дело. Вот резолюции отдельных частей:

    «Мы красноармейцы 1 Борисоглебского советского легкого батальона вполне поддерживаем и считаем необходимым восстановление товарищеской дисциплины».

    «Крепко сплотиться и твердо стоять на платформе только светской власти. Даем свое решительное слово бороться со всеми, кто посмеет посягнуть на свободу трудового народа».

    И героизмом в боях борисоглебские красноармейцы сдержали свое слово. Вот небольшая горсточка разведчиков во главе с пом. военрука т. Шульмейстером и командиром сотни тов. Потаповым отправилась на Урюпинский фронт. Красные части отступали на Поворино и Борисоглебск, а наши разведчики, зачастую попадая в тыл к противнику, с честью неся дозорную и разведывательную службу, явились обратно богатыми сведениями о противнике.

    «Еще раз поработить» не удалось.

    К концу весны 1918 года вражьи силы росли не по дням, а по часам, натиск с каждым разом усиливался. Красным частям, организованным из добровольцев, становилось не под силу отражать эти натиски.

    В середине июня была получена следующая телеграмма:

    «Ввиду того, что контрреволюционеры, помещики и капиталисты, кулаки и наемные агенты иностранных империалистов подняли голову и пытались вырвать власть из рук рабочих и крестьян, приказываем вам объявить в Тамбовской губернии призыв на военную службу всех рабочих и крестьян, не эксплуатирующих чужого труда, родившихся в 1893, 94, 95, 96 и 97 г. г. - Председатель Совнаркома Ленин. Наркомвоенмор Троцкий».

    Эта мобилизация проводилась при активном противодействии кулаков, попов и просочившегося в деревню офицерства.

    В Махровке призывники вовсе отказались идти на службу, требуя выдачи оружия на месте. В Пичаеве дело чуть не кончилось самосудом над председателем волсовета. В Борисоглебске, на призывном пункте также были попытки к срыву мобилизации.

    Однако в конечном итоге трудящиеся не послушали кулаков, не пошли за ними.

    «Мы крестьяне приехали из волостей, сплотимся тесной стеной, как один человек и скажем: нет места провокаторам и рядам нашей честной армии и нет места саботажникам («провокатор» и «саботажник» излюбленные тогдашние словечки, которые изобличалось все негодное, все чуждое трудящимся А.С.), которые думают еще раз нас поработить еще на несколько веков... Кто только подумает напасть на власть советов, власть трудового народа, тому не будет места на русской земле».

    Такую резолюцию приняли призывники в ответ на происки контр-революционеров.

    Алексей Свободный.   

    Из газеты «Голос пахаря» № 15(624),1927 г., С.5.