Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

ТАМБОВСКИЙ КРАЙ.2005.Реформа государственной деревни в Тамбовской губернии(30-х – 50-х гг. XIX в.)

Издательство ТГТУ
Тамбов, 2005
 

Е.Ю. ИВАНОВА-МАЛОФЕЕВА


РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДЕРЕВНИ В ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ
(середина 30-х - середина 50-х гг. XIX в.)

(отрывок из главы 2 ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РЕФОРМЫ)
с. 49-53

... Сельскому управлению была посвящена четвертая часть закона от 30 апреля 1838 г.

Сельское общество, как правило, состояло из казенных крестьян каждого большого села или из кре­стьян нескольких смежных малых селений, лучше, если они имели общее владение землей, составляв­шее основание для раскладки повинностей и уплаты налогов. Количество населения в сельском общест­ве должно было приближаться к цифре в 1500 душ (ст. 19).

Сельским обществом управляет сельское начальство, являющееся исполнительной властью, сель­ский сход - распорядительный орган, сельская расправа - представитель судебной власти.

Сельское начальство составляли сельский старшина, сельские старосты, сборщик податей и его помощник, смотритель запасного хлебного магазина, назначенный писарь, сотские, десятские, полесовщики и пожарные старосты. В малолюдных селениях один человек мог совмещать не­сколько должностей. Выборы на сельские должности происходили каждые три года, по такой же схеме, как и волостные, решающее слово в утверждении кандидатов имела все та те губернская палата, хотя это было чистой формальностью, ведь не могли же чиновники палаты знать всех кан­дидатов и оценить их способности и перспективы. Сельский старшина был главой местной исполнительной власти: он следил за работой сельского схода, занимался благоустройством в подведомственных ему селениях, наблюдал за порядком, контро­лировал сбор налогов и отбывание крестьянами повинностей, приводил к послушанию крестьян (ст. 76, 125 - 128, 131, 185 - 188). Сельский старшина заботился о нравственном состоянии государственных крестьян, содействовал исправлению их пороков, применяя целый спектр различных средств, начиная внушениями и заканчивая выселением из места жительства провинившегося (ст. 133 - 135). Все долж­ностные чины подчинялись сельскому старшине. Его главными помощниками были выборные сельские старосты в каждом селении, которые там проживали и влияли на жизнь своих односельчан.

Староста на месте осуществлял провозглашенную верховной властью политику попечительства в казенной деревне; через него до крестьян доводились планы МГИ, постановления палаты, распоряже­ния окружного начальника, волостного правления и сельского старшины; он в своем селении был вос­питателем, хозяйственным руководителем, полицейским надзирателем. Как отмечалось в законе 1838 г., староста «наблюдает, чтобы государственные крестьяне в точности выполняли повеления и распоряже­ния начальства и законных властей и сопротивляющихся приводит к должному повиновению» (ст. 214).

Сельский староста, являясь непосредственным проводником политики попечительства, обязан был вмешиваться буквально во все, даже в семейную жизнь своих односельчан, например, журить детей, которые не оказывают должного почтения родителям, или наказывать виновных в домашних драках и так далее (ст. 212 - 213, 220 - 221). Сам он при столь авторитетной и значимой должности должен был быть примером для крестьян.

Определения других должностных лиц сельского управления говорят за себя: сборщик податей со­бирал денежные платежи, хранил их и потом вносил в уездные казначейства и волостные правления, смотритель запасного хлебного магазина собирал, учитывал, хранил и выдавал крестьянам в случае не­обходимости продовольственные запасы, полесовщики заботились об охране лесов, сотские и десятские надзирали в селениях за правопорядком, подчиняясь земской полиции, сельские пожарные старосты следили за соблюдением противопожарных мер, сельский писарь занимался счетоводством и делопро­изводством, консультируя в вопросах законодательства и бюрократических установок сельского стар­шину.

Обсуждение и принятие решений по важным общественным делам было возложено на сель­ские сходы, которые являлись основным элементом крестьянского самоуправления. При обсужде­нии вопросов по конкретному селению сход составлялся из всех домохозяев этого селения. Если же дело касалось целого сельского общества, в состав которого в большинстве случаев входило несколько селений, то сход должен был состоять из представителей исполнительной власти: сель­ского старшины, старост, сборщика податей, смотрителя запасного хлебного магазина и выборных от селений.

Сходы, если не считать чрезвычайных, созывались сельским старшиной три раза в год, согласуясь с агрономическим календарем: в январе для раскладки податей и повинностей, в конце весны - для рас­пределения между крестьянами наделов при общинном переделе земли, осенью - для составления при­говоров о потребности мирских расходов. На сходах решались вопросы о лучшем использовании зе­мель и лесов, об оказании помощи нуждающимся в ней, о переселении крестьян и так далее (ст. 20 -22). Раз в три года на сельских сходах проходили выборы кандидатов на должности в системе сельского управления. Для выборных присутствие на сходе было не правом, а повинностью, а для сельского на­чальства - обязанностью; совещания на сходе не были публичными, так как традиционно между кре­стьянской массой и носителями хоть каких-нибудь властных полномочий поддерживалось известное расстояние. Приговоры сельского схода в большинстве случаев не были окончательными, они поступа­ли на рассмотрение волостного правления, утверждались окружным начальником, иногда же санкцио­нировались губернской палатой. Однако, пытаясь дать сельскому сходу хоть небольшую самостоятель­ность и убедить крестьян в его самодостаточности, закон запрещал губернским и окружным чиновни­кам из системы управления государственной деревней участвовать в совещаниях сельского схода, пове­левал не допускать к составлению приговоров заинтересованных в исходе того или иного дела лиц, предоставлял крестьянам право обжаловать приговор схода (ст. 31, 40). Но естественно, что многое из этого так и осталось пожеланием.

Сельская расправа являлась низшим судебным органом, разрешавшим еще более незначительные крестьянские споры и еще более мелкие проступки крестьян, чем те, которые разбирались в волостной расправе (ст. 410 - 413). Сельский суд, как и волостной, по идее должен был быть отделен от админист­рации, но в лице председателя - сельского старшины - административная и судебная функции слива­лись, а два других члена расправы - добросовестные - полностью зависели от череды начальства. Сель­ская расправа наряду с другими органами сельского управления выполняла обязанности по опеке, вос­питанию или обузданию государственных крестьян.

Таким образом, сельское управление являлось последним звеном в цепи новой многоступенчатой структуры, созданной законом 1838 г. Чиновники губернской палаты и окружный начальник непосред­ственно соприкасались с крестьянами только во время ежегодных объездов подведомственных террито­рий и ревизий; низовые административные органы находились, как правило, вне большинства селений, а сельский староста был зримым представителем власти, настоящим распорядителем в селении, где жи­ли казенные крестьяне. Компетенция сельского схода была ограничена рамками закона. Сельская рас­права выполняла скорее назидательную функцию, чем судебную. Но, в отличие от волостного, сельское управление не было коллегиальным: каждый из сельских выборных являлся носителем единоличной власти и ответственности. Закон создавал сельские общества как хозяйственно-административные объ­единения большого числа крестьян в качестве основы для поднятия уровня благосостояния казенной деревни и повышения ее платежеспособности. По мысли же реформаторов, хозяйственное благоустрой­ство поддерживало нравственность. Экономический рост и воспитание крестьян были важнейшими задачами начавшихся в государственной деревне преобразований.

...