Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

ТАМБОВСКИЙ КРАЙ.2009.Антропонимы в тамбовской топонимии. Щербак А.С.

РУССКАЯ РЕЧЬ 1/2009

А. С. ЩЕРБАК, кандидат филологических наук

Антропонимы в тамбовской топонимии

На карте Московского государства до заселения Тамбовского края русскими он был отмечен как Дикое Поле. Переехавшие сюда люди были вынуждены приспосабливаться к новым условиям жизни, к но­вым географическим реалиям. В этом Диком Поле рождались новые социальные коллективы, общины, традиции, а вместе с этим неизбеж­но - новое сознание.

Отражение фамилии, имени или прозвища в региональной топони­мии обусловлено, прежде всего, принадлежностью места определенно­му человеку и его социальному положению. О том, что личное имя яв­ляется первоосновой не только антропонимической системы, но и то­понимической, говорит тот факт, что самую большую группу топонимов составляют те, в основе которых лежит патроним (имя или фамилия) одного из первых поселенцев, поставившего дом на новой земле, например: Саюкино, Коптево, Хитрово, Пересыпкино, Гавриловка, Чутановка, Уварово, Чуево и т.д.

Между тем, топонимы обладают экспрессией и содержат в себе оценку, носящую признание социальной значимости либо заслуг того или иного члена коллектива, в честь которого названо поселение. Та­ким образом, имя, давшее основу топониму, превращается в своего ро­да символ, несущий в себе идею старшинства (понятие старший-млад­ший).

В связи с изменениями в социальном составе жителей, экономиче­ском укладе существовала и иная традиция именования населенных пунктов. Позднее она становилась доминирующей - в основу топонима ложилось имя или фамилия помещика, владельца села или деревни: Петровское восходит к имени владельца, помещика Петра Михайлови­ча Воейкова, Воронцовка - владелец граф Илларион Гаврилович Во­ронцов; Свиньино - владелец помещик Степан Парфенович Свиньин.

Будучи основной ономастической единицей, частотное некогда имя становилось производящей основой при образовании топонима: Иван -Иванково, Ивановка, Вановье, Ваново; Илья - Ильино, Ильиновка; Се­мен - Семеновка; Степан - Степановка, Степанищево. Среди них встречаются и ойконимы, восходящие к женским именам, называющим владелиц: Марьевка, Варварино, Марьинка, Марфинка, Варваринка, Анновка, Мариновка, Анненка, Ольгино, Надеждино.

При появлении помещиков начинает утверждаться тенденция име­нования населенных пунктов, в которых бы еще и словесно закрепля­лось право собственности. Пришло в столкновение коллективное созна­ние и сознание индивидуальное, возросло желание уничтожить бинар­ную противопоставленность "мое - не мое", полностью нейтрализовав второй элемент этой пары. Главным становится убедить, доказать, под­твердить "это - мое (если не принадлежащее мне, то связанное со мной, имеющее отношение ко мне)".

Подобное можно было осуществить, только использовав имя соб­ственное, которое является языковым знаком, относящимся к единич­ному объекту, в чем и заключается его основное назначение. Именно поэтому отпатронимические топонимы содержат в себе лишь одну оценку - закрепить право на собственность, в то время как другие виды топонимов - отапеллятивные - могут иметь несколько оценочных ха­рактеристик.

Между тем, в нашем материале отмечаются составные топонимы, которые, наряду с представлением о владении, отражают различные знания другого характера. В структуре составных топонимов данного типа базовым элементом является антропоним, а зависимый элемент отражает дополнительную информацию о топониме, например: Дуплято-Масловка - название села восходит к имени первопоселенца Дупляты и фамилии владельца Маслова; Александрово-Павловское - отра­жается информация о двух владельцах одной местности; Покрово- Чичерино, Покрово-Марфино, данные топонимы свидетельствует о том, что их первоначальное название восходит к православному празднику Покрова Пресвятой Богородицы, вероятно, в честь которого были по­строены церкви, затем, когда местность стала владением помещика, к ее названию прибавился компонент имени или фамилии (церковь По­крова + Марфин, церковь Покрова + Чичерин); Александровские Вер­хи, Атманов Угол, Кузьмино-Гать - имя или фамилия первопоселенца или владельца + элементы ландшафта; Иловай-Дмитриевское, Карай-Пущино, Карай-Салтыки, Ржаксо-Семеновка; Кариан-Строганово, Моисеево-Алабушка, Чуево-Алабушка - антропоним + местный ориен­тир (например, название реки).

В последних трех моделях представление о населенном пункте свя­зано с указанием на водный объект, особенность рельефа, которые служат дополнительным источником сведений о расположении местности. В этом случае осмысление места осуществляется на основе не­скольких характеристик понятия место, владение, т.е., собственность, качество (свойства местности), локализованность в пространстве.

Несмотря на то, что освоение Тамбовского края вылилось в дли­тельный многоэтапный процесс, к которому можно было привыкнуть, посчитать как должное, само собой разумеющееся, тем не менее в со­знании жителей Тамбовщины постоянно проходило отделение вновь прибывших Новичковых, Прибытковых, Переведенцевых, Перевезенцевых, Перевозовых.

Общее название прибывших на новое место жительства могло дать и название самой местности: Прибытки (от прибытчик - "недавно приехавший откуда-нибудь"), Новоселки, Новосельцево, Новосёлок, Новая деревня, Новопоселенная, Новиково - может восходить и к име­ни Новик или фамилии Новиков (от имени или фамилии первопоселен­ца, либо владельца), а также, возможно, указывает на понятие "новый", то есть вновь прибывший.

Родовиками (родовик - "коренной житель", тмб.) называли себя са­мые "старые" жители, то есть старожилы, чувствовавшие себя хозяева­ми на земле, принявшей новых поселенцев.

Тамбов