Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

ТАМБОВСКИЙ КРАЙ.2000.Социально-экономическая трансформация сельских ареалов Центрального Черноземья_

Население и территория Центрального Черноземья
и Запада России в прошлом и настоящем
Материалы VII региональной научной конференции
по исторической демографии и исторической географии,
посвященной 75-летию проф. В.П. Загоровского (1925-1994)
Воронеж. 20-21 апреля 2000 г.

Ю.В. Поросенков, О. В. Кулакова

Социально-экономическая трансформация сельских ареалов Центрального Черноземья в XVIII-XX вв.

Сельская местность ЦЧР на протяжении всей своей истории неоднократно претерпевала социально-экономические трансформации. Процесс антропогенизации природных ландшафтов начался лишь с конца XVI в. Для региона характерен достаточно длительный, 200-летний период первоначального заселения, который завершился на всей территории во второй половине - в конце XVIII в. Развитие сельского, преимущественно земледельческого, зернового хозяйства ЦЧР во все большей степени стало определяться рыночными отношениями, однако принудительные внеэкономические методы использования труда крепостных крестьян сохранились еще на столетие.

К этому периоду относится формирование бисекторальной структуры сельскохозяйственного производства. Если помещичьи хозяйства приобретали все более товарное значение, то хозяйства крестьян в рамках земельной общины сохраняли натуральный или мелкотоварный характер. К началу XIX в. заселенность региона сравнялась с губерниями исторического центра страны. В 1811 г., по нашим расчетам, средняя плотность населения ЦЧР (в границах Воронежской, Курской, Орловской и Тамбовской губерний) составила 29,3 чел. на кв.км, что в 2,6 раза превышала среднюю плотность населения Европейской России. При этом сохраняются значительные различия в уровне заселенности северо-западных и юго-восточных территорий региона. Воронежская губерния по средней плотности населения в 2,2 раза уступала Курской и порядка 2-х раз Орловской губерниям. На сельскую местность приходилось преобладающая часть населения, поскольку доля горожан не превышала 3-4 %.

Значительная трансформация сельских ареалов ЦЧР произошла во второй половине XIX в. Крестьянская реформа 1861 г., освобождая крестьян от крепостной зависимости, в конечном итоге привела к ухудшению их экономического положения. Она, с одной стороны, сохранила помещичье землевладение, а с другой, не только не затронула, а укрепила общинное землевладение. Все это сделало крайне затруднительным какие-либо улучшения в землеустройстве. С конца 80-х годов ЦЧР вступил в затяжной период «оскудения» - экономического и социального кризиса. В процессе его преодоления происходило постепенное изменение как социальной, так и отраслевой структуры сельского хозяйства. В рамках такого процесса Столыпинская реформа 1906-1917 гг. облегчила вовлечение крестьянской земли в торговый оборот, повысила товарность сельского хозяйства за счет концентрации земли и средств производства у богатых крестьян, но одновременно обусловила резкую социальную поляризацию сельских жителей.

На протяжении XIX в. одним из важнейших факторов социально-экономической трансформации сельской местности ЦЧР выступает быстрое нарастание его демографического потенциала и степени заселенности. В 1863 г. средняя плотность населения ЦЧР, по нашим расчетам, составила 41,7 чел. на кв. км, в 1897 г. - 55,3 чел., а в 1914 г. - уже 75,8 чел. Следовательно, в самом конце XIX - начале XX вв. темпы роста заселенности региона выросли вдвое. Однако начавшийся миграционный отток населения не мог не повлиять на темпы динамики численности населения. Если в 1863 г. ЦЧР по средней плотности населения в 2,5 раза превышала аналогичный показатель Европейской России, то в 1914 г. - уже в 2,3 раза. На протяжении XIX в. процесс урбанизации в ЦЧР не получил широкого распространения. Даже в 1914 г. доля городского населения составила лишь 8,5 %. Поэтому характерно быстрое нарастание плотности сельского населения, которая в 1914 г. составила 69,4 чел. на кв.км, причем различия между губерниями в этом отношении стали несущественными.

В конце XIX - начале XX вв. в ЦЧР сформировалось значительное аграрное перенаселение. Высокие темпы прироста численности сельского населения в результате исторически сложившейся многодетности семей, малоземелье, крепостнические пережитки в сельском хозяйстве, слабое развитие местных городов имели своим следствием устойчивый избыток трудовых ресурсов. Аграрное перенаселение выступило мощным фактором социально-экономической трансформации сельской местности. В процессе преодоления избыточности населения происходило повышение трудоемкости сельскохозяйственного производства, развитие ремесел, торговой и промышленной деятельности как в сельских поселениях, так и местных городах, широкое распространение отхожих промыслов и миграционного оттока сельских жителей за пределы региона. На рубеже XIX и XX веков ЦЧР вступил в период резкого природного оскудения: его первоначальный лугово-лесной или лесостепной ландшафт окончательно трансформировался в эрозионный ландшафт открытых, сплошь распаханных пространств. При этом наибольшей распаханностью выделялись земли крестьянских общин.

На протяжении XX в. сельская местность ЦЧР понесла серьезные потери от военных действий во время гражданской и II-ой мировой войн. Хотя довоенные уровни сельскохозяйственного производства восстанавливались достаточно быстро (соответственно к 1928 г. и 1948 г.), однако сельские ареалы в последующем рассматривались в качестве доноров и их развитие сдерживалось неэквивалентностью обмена города и села. Поэтому характерной чертой XX в. является последовательное и значительное снижение уровня сельской заселенности региона. С 1914 г. по 1926 г. плотность сельского населения ЦЧР (в границах современных Белгородской, Воронежской, Курской, Липецкой, Орловской и Тамбовской областей) сократилась наиболее значительно за всю первую половину XX в. - на 24,6 % и составила, по нашим расчетам, 52,3 чел. на кв. км в 1926 г. Поскольку за этот период не произошло заметных изменений в уровне урбанизированности (9,2 % городских жителей в 1926 г.), то резкое снижение сельского демографического потенциала определяется прежде всего военными и социальными потерями и массовым миграционным оттоком населения.

На рубеже 20-х и 30-х гг. произошло коренное изменение социальной структуры сельского хозяйства ЦЧР. В результате массовой коллективизации основным производителем товарной сельскохозяйственной продукции стали колхозы и совхозы. Массовая коллективизация сопровождалась широким применением репрессий против богатых и зажиточных крестьян, хозяйства которых (как и ранее в период Гражданской войны помещиков и купцов) были экспроприированы. Массовая коллективизация позволила сконцентрировать в руках государства значительные ресурсы сельскохозяйственной продукции не только за счет роста производительности труда, но и за счет снижения уровня жизни населения. Почти единственным средством выживания крестьян становится личное подсобное хозяйство. Доставшееся от дореволюционного времени аграрное перенаселение в ЦЧР было преодолено не только за счет интенсификации сельского хозяйства и развития местных городов (уровень урбанизированности к 1939 г. вырос лишь до 13,9 %), сколько за счет массового миграционного оттока сельских жителей за пределы региона. В целом же вторая половина 20-х годов - 30-ые гг. характеризуются, пожалуй, наименьшими в XX в. темпами снижения сельской заселенности. В 1939 г. плотность населения в пределах шести современных областей ЦЧР составила 46,7 чел. на кв.км.

Огромное влияние на социально-экономическую трансформацию сельских ареалов ЦЧР оказала Великая отечественная война 1941-1945 гг. и ее последствия. Не случайно за период 1939-1959 гг. плотность сельского населения региона сократилась на 29,4 % и составила 33 чел. на кв.км в 1959 г. Следовательно, по сравнению с предшествующим периодом темпы сокращения численности сельских жителей выросли в 1,5 раза. Этот уровень снижения сельской заселенности сохраняется и на протяжении 60-х гг. В 1970 г. плотность сельского населения региона составила 27,8 чел. на кв. км. В основе этой тенденции лежали неоднозначные экономические и социальные процессы. В конце 40-х- начале 50-х гг. в ЦЧР был реализован правительственный план преобразования природы лесостепной зоны. Произошло массовое насаждение лесных полос и строительство прудов. Эта программа несколько замедлила деградацию агроресурсного потенциала региона, но эффективность ее сказалась не сразу.

С конца 50-х - в начале 60-х гг. был достигнут определенный прогресс в области сельского хозяйства ЦЧР. Он стал результатом внедрения некоторых экономических методов в дополнении к административным. Было улучшено материально-техническое снабжение хозяйств, следствием чего была достигнута широкая механизация производства основных земледельческих культур, углубление специализации на производстве технических культур и продуктов животноводства. В 50-ые и 60-ые гг. все более заметное влияние на трансформацию сельской местности ЦЧР стала оказывать урбанизация и рост местных городских центров. Если в 1959 г. удельный вес городского населения в ЦЧР составлял 26,8 %, то в 1970 г. - уже 40 %. Негативные последствия миграционного оттока молодежи из села в какой-то степени компенсировались еще сохраняющимся, но с каждым годом снижающимся естественным приростом сельских жителей.

В 70-е и начале 80-х гг. в области сельского хозяйства ЦЧР был достигнут наивысший уровень производства за всю многолетнюю историю региона. Отработанная применительно к лесостепной зоне система агротехники в крупных коллективных хозяйствах, переход на районированные семена, применение все возрастающего количества удобрений и средств защиты растений позволили получать достаточно высокие урожаи и несколько снизили зависимость сельского хозяйства от погодных условий. В животноводстве приоритетным стали крупные комплексы породного скота, которые позволили быстро нарастить производство продукции при снижении ее себестоимости. Однако в ЦЧР все более возрастала зависимость от импорта кормов. В результате эрозии почв, нарушения агротехники, неоправданного отвода сельскохозяйственных земель для промышленного, транспортного и иного строительства происходило сокращение посевных площадей и снижение плодородия почв. Весьма слабой оставалась материально-техническая база хранения и переработки сельскохозяйственной продукции, что вело к большим ее потерям. Весьма сложным оставалось финансовое положение общественных хозяйств. Уровень жизни сельских жителей хотя и рос, но все же существенно уступал горожанам. Его основой выступало общественное сельское хозяйство, хотя происходило повышение значимости личного подсобного хозяйства.

70-ые и 80-ые гг. характеризуются наиболее значительными темпами снижения уровня сельской заселенности. В 1979 г. плотность сельского населения ЦЧР составила 21,4 чел. на кв.км, а в 1989 г. - 17,7 чел., причем опять стали нарастать различия между областями. Характерной особенностью становится все более возрастающая депопуляция сельской местности. В ее основе лежит широкое распространение урбанизации, рост местных городских поселений, особенно областных центров и центров роста КМА. В 1979 г. городское население региона составило 52,4 %, а в 1989 г. - 60,4 %. Хотя миграционный отток за пределы областей ЦЧР и сократился, однако сельская местность региона попрежнему характеризовалась отрицательным сальдо миграции. С середины 60-х годов среди сельского населения ЦЧР произошел переход к малодетной семье, следствием чего явилось быстрое снижение рождаемости, повышение смертности, постарение населения. К концу 80-х - началу 90-х гг, сельское население ЦЧР окончательно потеряло способность к собственному естественному воспроизводству. Глубокий экономический и социальный кризис 90-х гг. в еще большей степени усугубил эти неблагоприятные тенденции демографического развития.