Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

ТАМБОВСКИЙ КРАЙ.2000.Региональные особенности исторически сложившегося расселения ЦЧР.Г. А. Чесноков

Население и территория Центрального Черноземья
и Запада России в прошлом и настоящем
Материалы VII региональной научной конференции
по исторической демографии и исторической географии,
посвященной 75-летию проф. В.П. Загоровского (1925-1994)
Воронеж. 20-21 апреля 2000 г.

Г. А. Чесноков

Региональные особенности исторически сложившегося расселения ЦЧР.

Анализ формирования региональной системы расселения ЦЧР показывает, что его планировочная организация сложилась в результате воздействия разнообразных природных, социально-экономических и исторических факторов. При этом очевидно, что исторически обусловленная смена преобладающих факторов меняет со временем градостроительную оценку территории и тем самым приводит к возникновению и усиленному развитию одних поселений, стагнации или даже ликвидации других. Следствием этого явилось образование на каждом временном этапе закономерных градостроительных систем, формирование которых регулируется двумя основными принципами: устойчивостью и преемственностью развития.
Ведущая роль этих двух принципов развития объясняется тем, что сложившаяся планировочная структура во многом детерминирует процесс расселения в дальнейшем, выступая в качестве активной силы, направляющей все системные преобразования в сложившемся расселении по определенному руслу. Данное явление послужило основанием для выделения в процессе формирования расселения на территории ЦЧР двух видов устойчивости: статической и динамической.
Статическая устойчивость проявляется в сохранении или повторении последовательности расположения в пространстве основных структурных элементов сложившегося расселения. Она в наибольшей степени относится к городам, являющимся в течение веков административными, экономическими и культурными центрами края (Воронеж, Курск, Белгород, Тамбов, Елец и др.), и связывающим их транспортным магистралям. В основном на этом сохраняющемся каркасе и возникает в различные исторические периоды все наиболее существенные элементы планировочной структуры региона.
Динамическая устойчивость системы расселения проявляется в устойчивости тенденций ее формирования и развития. Основными среди них являются: преимущественное развитие городов, которые возникли в период военной колонизации края (до начала XVIII в.); наиболее активное освоение территорий, прилегающих к транзитным коммуникациям; сохранение сети малых городов (среди исторических городов на их долю приходится 70 %, среди новых - 60 %) при стабилизации численности большинства из них; изменение структуры населения (рост городского и сокращение сельского).
Наряду с устойчивостью, в процессе формирования системы расселения ЦЧР присутствует и поступательная преемственность. Она проявляется в форме удержания в новом, более сложном состоянии расселения тех его свойств и качеств, которые наиболее оптимально соответствуют местным условиям. Связывая настоящее с прошлым и будущим, преемственность таким образом осуществляет непрерывность процесса развития сложившегося расселения и тем самым обусловливает его устойчивость в целом.
Именно благодаря единству устойчивости и преемственности, многие характеристики современной морфологической и функциональной структуры расселения ЦЧР до сих пор отражают исторические особенности процесса его заселения и хозяйственного освоения. Основными из них являются: рассредоточенное размещение городов (среднее расстояние более 36 км.); моноцентризм региональной системы расселения, проявляющийся в сосредоточении разнообразных (общесистемных) функций в Воронеже, концентрирующем свыше 20 % городского населения региона; резкая диспропорция в уровне развития городов: в 12 из них (1 крупнейший, 4 крупных, 3 больших, 4 средних, что составляет 10 % от общего числа городских поселений региона) сконцентрировано около 66 % его городского населения; неравномерность в размещении городского населения и городов: все большие и крупные города находятся в наиболее староосвоенных северо-западных районах, на 1 город здесь приходится 2,3 - 2,7 тыс. кв. км., в то время как на юго-востоке - 9 тыс. кв. км.; высокий удельный вес сельского населения, основная масса которого (66,8 %) проживает в крупных бывших сторожевых селах (людностью свыше 500 чел.), образующих, как правило, сплошные полосы расселения вдоль речных долин. Причем густота поселений падает, а людность растет в направлении с северо-запада на юго-восток; неравномерность размещения сельского населения, наивысшие показатели плотности которого (при средней величине 20 чел. на кв. км.) наблюдаются в северо-западных районах - 30-50 чел. на кв. км., а в юго-восточных - менее 20 чел. на кв. км.; высокий уровень хозяйственной освоенности региона, следствием чего является отсутствие процесса образования новых городов на «чистом» месте; ортогональность рисунка опорного каркаса расселения, который характеризуется шагом от 70-80 до 100-120 км. между главными и второстепенными планировочными осями в меридиональном направлении и от 40-60 до 80-100 км. между второстепенными осями в широтном направлении.
Таким образом, хотя прошлое переходит в настоящее непрямолинейно, не полностью, оно во многом определяет условия дальнейшего развития сложившейся планировочной организации. Поэтому, учитывая сложность вопросов, связанных с проведением реконструктивных мероприятий на макроуровне, преемственность в расселении следует рассматривать не как процесс пассивного наследования, а как процесс, которым необходимо управлять с целью снижения затрат на формирование его устойчивой части.