Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

П. П. Щербинин. Военное сословие в социальной структуре российского общества в середине XIX в. ...

Население и территория Центрального Черноземья
и Запада России в прошлом и настоящем
Материалы VII региональной научной конференции
по исторической демографии и исторической географии,
посвященной 75-летию проф. В.П. Загоровского (1925-1994)
Воронеж. 20-21 апреля 2000 г.

П. П. Щербинин
Военное сословие в социальной структуре российского общества в середине XIX в.: (на материалах Тамбовской губернии).

В середине XIX в. в России по законодательству насчитывалось 68 сословных групп населения (три дворянских, шесть духовных, восемь городских, сорок шесть сельских и пять инородческих). В эти сословные группы не вошли представители военного сословия, о котором законодательство не упоминало, но представители которого реально существовали1. К военному сословию принадлежали, кроме регулярных войск, находящихся на действительной службе, бессрочно-отпускные и отставные нижние чины и их семьи, а также все население казачьих областей.
Представители военного сословия не платили податей, имели особое управление и считались принадлежащими к военному ведомству.
Так, законодательство о солдатских детях, относило к ним: 1) детей, рожденных от солдат, находящихся на службе; 2) детей инвалидных солдат; 3) детей отставных солдат, не получивших по возвращении со службы своего участка и переходящих с одного на другое место для прокормления; 4) детей, незаконнорожденных солдатскими женами и их дочерьми; 5) если жена была беременна в период призыва мужа в рекруты, то будущий ребенок считался принадлежащим военному ведомству2.

Существовали различия в статусе солдатских детей, кантонистов и детей рекрутов. К солдатским детям относились оставляемые на воспитание при отцах отставных и бессрочно-отпускных нижних чинах дети. Когда они достигали 20-летнего возраста и отсылались в гарнизонные батальоны внутренней стражи и другие военные команды, то именовались рекрутами из солдатских детей. Кантонистами назывались солдатские дети, отправленные в школы военных кантонистов, а также дети, находящиеся при родителях, служащих при полках и командах военного ведомства.
Впрочем, не все дети солдат причислялись к военному ведомству. В прежнем сословном состоянии оставались дети нижних чинов, рожденные до поступления их на военную службу. Кроме того, не причислялись в военное ведомство дети отставных солдат, поселившихся на прежних или вновь отведенных участках государственных и удельных земель. Правительство, заботясь об участи отставных нижних чинов и их вдов, разрешало оставлять по одному сыну в семье, для призрения их в старости.
Солдаткой становилась жена взятого в набор рекрута. Если она была крепостной, то по призыву мужа на службу становилась свободной, но принадлежащей, как и все дети, рожденные ею, военному ведомству. Дочери солдата именовались солдатскими девками и в случае смерти отца имели право на казенное пособие. В 1855 г. в Тамбовской губернии проживало 21193 солдатки, из них: жен отставных нижних чинов и вдов - 7094, состоящих на действительной службе - 140993.

Распределение военного сословия по территории России было неравномерным. Так, к 1858 г. всего представителей военных сословий насчитывалось 4590000 человек обоего пола (2720000 м. п., 1970000 ж. п.). В процентном отношении представители военного сословия относились к общему числу жителей следующим образом: на Кавказе - 13,0 %, в Сибири - 8,6 %, в Европейской России - 6,3 %. Если же анализировать численность военного сословия по губерниям, то наибольшее представительство военных сословий было в области Войска Донского (65,1 %), Оренбургской (28,9 %), Санкт-Петербургской (14,1 %), а наименьшее в Ковенской (2,4 %). Тамбовская губерния находилась в середине списка, занимая 39 место среди губерний Европейской России по численности военного сословия (3,8 %).

Понятно, что военное сословие составляло значительный процент в местностях, где традиционно проживали казаки (на Дону, в Оренбургской губернии, на Кавказе и в Сибири). Другой причиной концентрации военного сословия в отдельных регионах (Санкт-Петербургская, Московская, Витебская губернии) являлось размещение регулярных войск в немногих стратегических пунктах. На численность военного сословия в Новгородской, Киевской, Подольской, Херсонской, Харьковской губерниях оказывали влияние организованные там военные поселения. Важной причиной неравномерного распределения военного сословия в России являлись и сами рекрутские наборы, от размеров которых зависела и численность солдаток, бессрочно-отпускных и отставных солдат, возвращавшихся, как правило, на родину и проживавших там со своими семействами. Наибольшее число бессрочно-отпускных и отставных солдат проживало в великорусских губерниях (Тверской, Смоленской, Костромской, Курской, Воронежской и Тамбовской губерниях).

Большая часть представителей военного сословия проживала в городах. Правительственные распоряжения обязывали местные власти устраивать отставных солдат на должности низших служащих, швейцаров, сторожей и т.п. В целом по Европейской России военное сословие составляло 4,5 % к общему числу жителей.
В целом военное сословие в середине XIX в. составляло:

 

Тамбовская губерния

Россия

Регулярные войска

8564

620437

Иррегулярные войска

672

542050

Бессрочно-отпускные солдаты

16708

478614

Отставные солдаты

8354

291577

Кантонисты и солдатские дети

7223

270765

Исследуя состав российского общества в XIX в., необходимо учитывать и военное сословие, которое играло важную роль в формировании городского и сельского населения, отличалось особым статусом. Представляется необходимым специальное изучение роли и значения представителей военного сословия в повседневной жизни России XIX в.
1 См.: Статистические таблицы Российской империи. Вып. 2. Наличное население империи за 1858 г. Спб., 1863. С. 264.
2 См.: РГИА, ф. 515, оп. 9, д. 225, л. 34-35.
3 Там же, ф. 1263, on. 1, д. 2555, л. 54.