Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

А.Нарцов.Древнейшая история Тамбовского края./Сборник-календарь Тамбовской губернии на 1903 год.

А.Нарцов.

Древнейшая история Тамбовского края.

(Сборник-календарь Тамбовской губернии на 1903 год. С.  71-78.)

     Густой туман скрывает древнее прошлое Тамбовского края и самые скудные, самые маловероятные сведения просвечивают сквозь этот туман; даже можно сказать больше: древнейшей истории края в строгом смысле нет, а есть только догадки, предположения и смутные сведения о народах, которых местожительство до сего дня еще не определено точно.

     В древнейшие времена Тамбовский, край составлял часть Азии. Древний Танаис (Дон), получивший свое название от того, что течет растянуто (<...>) (1), и протекающий на западе нашей губернии, через Лебедянский уезд, считался у древних рубежом Европы и Азии, и Птоломей проводит меридиан от истоков Танаиса к неизвестной земле, разграничивающей Азию (2). Правильное определение течения Танаиса было известно уже знаменитому отцу истории Геродоту, которого точность и верность описания удостоверяет наука во многих случаях. Геродот свидетельствует, что Танаис течет сверху, (т. е. с севера), получая начало из большого (?) озера (3), и действительно: Дон берет начало, но только из маленького, Иван-озера, Тульской губернии; точность Геродота тем более бросается в глаза, что живший почти 2000 лет позже его Герберштейн в своих "Записках" пишет нелепости об истоках Дона, вытекающого будто - бы из моря в 1500 верст в длину и столько же в ширину. Страбон опровергает мнение, что Танаис течет с востока или запада, а утверждает, напротив, что Танаис течет из северных стран и, подобно Нилу, из неизвестных источников (4). Екатэй Еретрийский говорит, что Танаис вытекает из реки Араксия, а, по свидетельству Ефора, из какого-то озера, границу которого определить невозможно (5).

     Таким образом весь нынешний Тамбовсвий край некогда составлял часть Азии, отделяясь от Европы Танаисом - Доном, и единственные достоверные сведения, которые прежде всего имеются о крае, это то что во времена Геродота не только дремучие, но буквально девственные леса составляли большую часть его. Если в XIII в. князь Липецкий, чтобы избавиться от преследований хана, скрылся в непроходимые липецкие леса, где монголы не могли его отыскать; если гораздо позже, во время пугачевщины, жители Тамбова скрывались от шаек, переходя с имуществом только за Студенку, вблизи города, то легко можно себе представить какие были здесь дебри до Р. X. Пришедшие с востока финские племена скрывались в этих дремучих лесах, а на юге Тамбовского края проходил путь кочующих народов; реки, протекающие здесь - часть Дона и Оки, Цна, Мокша, Ворона, а на границе Хопер, представляли единственные удобные пути,

 Adres-kalendar-1903-71


 72

по которым следовали редкие и отважные путешественники, вроде Аристея Проконезского, за 550 л. до Р. X. совершившего путешествие на крайний восток, а, по мнению некоторых, на Урал (6): так как путь сношений между понтийскими скифами и Исседонами (у которых был Аристей) должен был находиться недалеко от нынешней Тамбовской губернии, то это предположение может получить некоторую степень вероятности.

     Прежде чем продолжать дальше, здесь следует остановиться: существует темное место у одного древнего писателя и сказка, приведенная тамбовским историком, имеющая отношение к местному краю, и промолчать о них нельзя, несмотря на всю их сказочность; это - проход аргонавтов через внутреннюю часть России ;о котором говорит Диодор Сицилийский, и основание старого Кадома (Темниковского уезда) мифическим Анахарсидом, легенда, приведенная в Тамбовских Ведомостях за 1860 г., № 4. Как известно, аргонавты из Кодхиды возвратились обратно не через Геллеспонт, а через Истр, по словам Аполлония Родосского и других писателей (7); но есть еще сказание, приписывающее им возвращение другим путем. По свидетельству Диодора Сицилийского, Тимея и других, аргонавты, на возвратном пути, узнав, что Аэт запер им выход из Нонта, совершили необычайное и достопамятное действие: они поднялись вверх до истоков Танаиса (Дона), перетащили Арго до другой реки, доехали до моря и, следуя с севера на запад, вступили в Средиземное море (8). Что такой способ переноса судов был весьма обыкновенен - доказывается свидетельствами многих писателей; сами аргонавты двенадцать дней и столько же ночей несут Арго на своих плечах по пустыням Либии (9); между Доном и Волгой существовал с древнейших времен волок, по которому переносили суда (10), и аргонавты могли воспользоваться этим путем для своего возвратного пути, но против этого говорит текст Диодора, что аргонавты поднялись до истока Танаиса (<...>), а истоком во всяком случае не может быть признана та часть Дона, где он приближается к Волге. Таким образом, оставляя до более удобного; времени подробное исследование вопроса - насколько такое путешествие возможно или нет, нам предстоит решить две трудные диллемы - или признать, что, под именем Танаиса подразумевается другая река, напр. Истер (Дунай), как некоторые ученые предполагают, и помнить в одно и тоже время, что Диодор не только прямо говорит о Танаисе, но безусловно даже опровергает возможность прохода аргонавтов по Истеру, до его истоков (11), - или, если это действительно Танаис, то допустить проход аргонавтов до истоков

 Adres-kalendar-1903-72

 


73

его, т. е. через наш Лебедянский уезд, проход весьма проблематический, в виду отдаленности от истоков Дона и Оки, в которую только и могли перейти аргонавты, хотя и следует повторить, что перенос судов на весьма далекое расстояние был у древних делом обыкновенным. Как ни маловероятно это событие, оно имеет все - таки за себя свидетельство древних писателей, но в сказке об Анахарсисе ничего подобного нет, кроме одного предания, которое говорит, что Анахарсид, уроженец верховьев Танаида, так возлюбил Кадма, что в честь его построил город Кадом (12). Жизнеописание его даст несколько черт, характеризующих его соотечественников, а эти черты, в свою очередь, дадут руководящую нить тем, кто пожелает исследовать этот вопрос.

     По Геродоту родословная его следующая: У Спарганифа (<...>) сын Лик (<...>) и внук Гнур (<...>), а у Гнура два сына - Анахарсид и Савлий (<...>) - скифский царь, а у Савлия сын Иданфирс (<...>); по Диогену Лаэрту, Анахарсид был брат не Савлия, а Кадунда (<...>) - скифского царя (13). Анахарсид приехал в Элладу к Солону, первый из Скифии, в 47-ю олимпиаду, при архонте Евкрате, по словам Сосикрата (14). Он приобрел известность среди эллинов и, несмотря на свое скифское происхождение, был признан ими за одного из семи мудрецов (15); в Греции он был посвящен в Елевзинские мистерии (16), а Страбон и Плиний считают его изобретателем горящего трута, двузубого якоря и гончарного круга (17); вся дошедшая до нас мудрость его заключается лишь в приписываемых ему остроумных лаконических изречениях, приводимых у разных писателей древности в виде двух, трех строчек, а преимущественно в биографии его у Диогена Лаэрта (18). Сведения о нем, разбросанные у разных писателей, иногда дают указания на обычаи ему соплеменных скифов. Так, напр., из ответа Анахарсида, что скифам неизвестна флейта и вино (19) становится понятным почему скифы не приняли вакхических игр Греции (20) и почему Анахарсид не имел успеха у скифского царя, хотя и объяснял ему пользу виноградной лозы (21). Эта же самая причина привела его к насильственной смерти; по возвращении в Скифию Анахарсид совершил в честь богини матери богов эллинский мистический обряд и

 Adres-kalendar-1903-73

 


74

был застрелен своим братом, царем Савлием, из лука (22), а по другому сказанию его убили стрелой в то время, когда он убеждал своих соотечественников жить по эллинским обычаям (23).

Из этих двух сказок нельзя почерпнуть никаких особенных руководящих нитей, имеющих отношение к Тамбовскому краю, и необходимо перейдти к Геродоту и другим писателям, чтобы найти более достоверные сведения. Отец истории оставил нам в IV книге подробное описание всей Скифии вообще и знакомство его с европейским севером простирается по крайней мере до Рязани (24); для настоящего очерка особенно важно то, что имеет, или кажется имеющим отношение к Тамбовскому краю, но для этого необходимо сделать краткий обзор тех народов, которые должны были соприкасаться или населять Тамбовский край; это тем более необходимо, что существует много разноречий относительно настоящего местожительства этих народов.

По Геродоту расселение их показано в следующем порядке - от Истра (Дуная) к северу внутрь материка, Скифия граничит сперва с агафирсами, затем с неврами далее с андрофагами и наконец меланхленами (25). Агафирсы изнеженны, любят золотые украшения, в холодной стране их водится блестящий алмаз (26). Особое, не скифское племя андрофаги живут за пустыней, отделяющей их от скифов земледельцев; едят людей, не имеют никаких законов, ведут кочевой образ жизни, носят скифскую одежду и говорят на особом языке (27). Выше скифов на 20 дней пути (считая дневной путь в 200 стадий) живут меланхлены, тоже особое не скифское племя, прозванные так за черный цвет носимых ими одежд; в стране их протекают две реки - Метасорий и Эгипий; выше их озера и безлюдная пустыня (28). За рекою Танаидом первый из участков земли принадлежит савроматам; они занимают его на 15 дней пути в северу от Меотийского озера (Азовское море) и во всей их земле нет деревьев (29). Но Евстафий и Дионисий свидетельствуют иное, а именно, что савроматы населяют необозримый лес, среди которого течет Танаис, отделяющий Азию от Европы (30). Выше их, на втором участке земли живут будины, занимающие сплошь покрытую разным лесом местность; будины так названы потому, что кочуют (<...>) на телегах, запряженных быками (<...>). Будины голубоглазые и рыжие; в их стране находится деревянный город (крепость) Гелон, в котором деревянные дома и храмы богов, где через каждые два года совершается празднество Дионисия; гелоны - это эллины, вышедшие из торговых городов и поселившиеся во стране будинов; будины говорят

 Adres-kalendar-1903-74


 75

не на одном языке с гелонами; будины кочующий, а гелоны земледельческий народ, друг на друга они не походят, ни цветом кожи, ни сложением. Вся страна будинов покрыта разнородными лесами, и в одном из них большое многоводное озеро, и в нем звери с четыреугольными мордами; в стране водится странное животное таранд, меняющее цвет своей шерсти сообразно месту, где находится, величиной с быка и с оленьей головой; две реки Сиргис и Оар протекают через страну будинов (31). Вместе с будинами живут невры, у которых обычаи скифские; в прежней стране их появилось много змей и они должны были, покинув родину, поселиться вместе с будинами; они колдуны, потому что каждый невр ежегодно превращается на несколько дней в волка (33). Выше земли будинов лежит совершенно необитаемая пустыня на семь дней пути; над пустыней более в востоку фиссагеты, племя многочисленное и особое, живут охотой; из земли их вытекают четыре большие реки - Лик, Оар, Танаид и Сиргис (33). Рядом с фиссагетами живут иирки, промышляющие также охотой среди своих лесов, которыми густо покрыта страна их (34). Таковы сведения о народах, которые имеют или действительное или проблематическое отношение к исследуемому вопросу. Но полное разногласие царит относительно географического приурочивания этих народов, а некоторые выводы исследователей даже и неожиданны; разнообразные толкования ученых делают, напр., будивов попеременно германцами, славянами, финнами, и такое разногласие возникло главным образом из различно толкуемого выражения Геродота, (<...>) (35). Мищенко переводит так: ,,народ многолюдный с светло-голубыми глазами и рыжими волосами"; Мартынок: "все они темно-голубые и красны"; Ларше "расписывают все тело свое темноголубой и красной краской"; но, по толкованию Сеньковского, следует читать иначе, именно „народ белокурый (<...>) весь крепко и веснушковатый (<...>)". (36)

     Эйхвальд (37) принимает мелавхленов за эстов и куров, которые носят черные кафтаны, а так как будины жили по соседству с меланхленами, то город их Гелон должен находиться на большом озере Ильмене, а сами будины - кривичи и новгородские славяне. Шаффарик (38) помещает будинов в нынешнюю Белоруссию и видит в них древнейшее славянское племя, а Нарбут считает их последователями Будды, вышедших из средней Азии и постепенно переходящих с Аракса на Волгу и оттуда на запад (39). Кольстер

 Adres-kalendar-1903-75


76 

переносит будинов к Адриатическому морю (40), а Бюшинг, Гель и граф И. Потоцкий в Суздальскую область. Проф. Томашек (41) отожествляет будинов с вотяками, а меланхлен с черемисами, потому что они носят черные кафтаны (42). Брун передвигает будинов в Миусский округ земли Войска Донского и помещает Геродотово обширное озеро в окрестностях города Павлограда между реками Самарой и Волчьей (43). Наконец существуют теории, на которые следует обратить особенное внимание, потому что они делают из будин или соседей или отчасти даже жителей южных тамбовских уездов. По мнению некоторых исследователей, Саратовская, Воронежская, а отчасти и Тамбовская губернии имеют много данных для гипотезы населения их геродотовыми будинами и соседними с ними народами. Знаменитый археолог Забелин находит, что город Гелов стоял на месте татарского Укека или Увека, близь нынешнего Саратова и что имя Елань, встречающееся часто в названии речек и урочищ в Саратовской, Пензенской и Тамбовской губерниях, принадлежит древней стране гелонов (44). Профессор Самоквасов помещает будинов по ту сторону Танаиса, т. е. между Доном и Волгой и считает их народом славянским (45); проф. Мищенко находит, что местожительство их, наиболее отвечающее тексту Геродота, в Саратовской губернии и дальше к северу до Перми (45); проф. Лихачев в своей статье населяет будинами Саратовскую и Самарскую губернии (47). Принимая во внимание расстояние, показанное у Городота (48), Нейман переносит меланхлен в юго-западную часть Воронежской губернии, а соседей их, будинов и гелонов, в восточную Воронежской, на юг Саратовской и на север земли Войска Донского, следовательно и семидневная пустыня, лежащая выше будинов, должна была проходить частью по Борисоглебскому и Кирсановскому уездам, Тамбовской губернии, а охотничьи племена фиссагеты и иирви должны были населять часть севера губернии; недалеко от этих народов, вероятно, проходил тот путь, по которому поддерживались сношения между понтийскими скифами и им родственными исседонами (49). Рейхард показывает жилище фиссагетов около Волги и Камы (50), Шафарик добавляет, что они жили и западнее в окрестностях Оки и Суры т. е. на землях Мери, Мордвы и других чудских народов (51). Шлецер находит, что фиссагеты обитали на реке Чусовой,

 Adres-kalendar-1903-76

 


77

от которой они получили название свое (52), но следует заметить, что в Нижегородской губернии есть река Теша, протекающая недалеко от северных окраин, имя которой может иметь такое же отношение к названию фиссагетов, как река Тирас (Днестр), давшая название Тирагетов - народам, обитавшим по берегам ее (53). Наконец граф Потоцкий (54) населяет по Геродоту юго-западную часть Тамбовского края будинами, а север фиссагетами; по Страбону показывает пустыню, проходящую через весь край; по Плинию (55) помещает офаритов, обитавших по р. «Opharus» в южную часть губернии; а по Птолемею (56) эту же часть населяет саргетами (57). Остается указать на легендарное событие, имеющее такое же отношение к Тамбовскому краю, как и все вышеприведенные сведения, это - поход Дария Гистаспа через страну будинов. Как известно, персы от Истера преследовали скифов по направлению к востоку, перешли Танаис, прошли землю савроматов и достигли земли будинов, нашли там деревянную крепость, покинутую жителями, и сожгли ее; затем, все идя по следам скифов, прошли страну будинов и вступили в пустыню на семь дней пути совершенно необитаемую. Дарий тогда расположился у реки Оара и построил восемь больших стен, которых остатки уцелели во времена Геродота (58). К этому следует прибавить, что по мнению графа Потоцкого река Оар - это Хопер на границе Тамбовского края, которой истоки (по словам одной эпиграммы) доставляют здоровейшую и лучшую воду, чем все другие реки (59). Необходимо также заметить, что Оар некоторыми учеными отожествляется с Волгой (60), хотя Геродот и говорит, что Ликус, Оар, Танаис и Сиргис текут в Азовское море из страны Фиссагетов.

     Известный ученый Ленорман идет дальше и указывает даже на Борисоглебск, как на место стоянки Дария; он говорит: „Дарий достиг таким образом р. Оароса, одного из притоков Танаиса, который мы надеемся можем видеть в Вороне нашего времени. На берегах этой реки в окрестностях теперешнего города Борисоглебска он приказал построить восемь больших укрепленных замков, на 60 стадий один от другого, в которых рассчитывал оставить гарнизон" (61).

     Таковы весьма неполные, весьма краткие и весьма сказочные можно сказать - сведения о древнейшем периоде Тамбовского края по тем источникам, которые до сего дня собраны и остается впереди еще

 Adres-kalendar-1903-77


78

много изысканий, чтобы сделать этот первый опыт полным. У древних писателей Тамбовский край нигде ясно не указан и остается широкое поле для всевозможных предположений, но за то и скользкий путь для филологических сближений, а потому и все сведения, приведенные выше, можно разделить на две категории - на сказочные и малодостоверные; проход аргонавтов и Анахарсид - это сказки, основанные - первая на одном месте у Диодора Сицилийского, вторая на легенде о старом Кадоме; описание Скифии т. е. поскольку оно относится в Тамбовскому краю) Геродота и других писателей, а равно поход Дария до Оара - это сведения малодостоверные, так как до сих пор не выяснено еще точно настоящее местожительство народов, о которых было говорено, и существует много гипотез о реке Оар.

А. Нарцов.

 


Статьи на сайте

История Борисоглебска 

Борисоглебский уезд