Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

Смолякова Раиса Абрамовна

   Раиса Абрамовна Смолякова – учитель по призванию. Четверть века
проработала в гимназии № 3 города Могилева. В душе – литератор и
романтик. Несмотря на то, что жизнь не баловала ее, осталась оптимистом.
Всегда готова прийти на помощь другим, хотя зачастую нуждается сама в
помощи.
    Писать стихи Раиса Абрамовна начала со студенческой
скамьи. Публиковалась в студенческих газетах, работая в школе, однажды,
педагогические планы изложила в стихотворной форме, что вызвало
настоящий переполох в педагогическом коллективе. Публикуется в
могилевских городских газетах. Она и нам в журнал первоначально прислала
стихи, а мы посоветовали ей обратиться к прозе.
    Раиса Абрамовна –
настоящий патриот своего города. Мы предложили написать ей «Могилевские
рассказы» – вспомнить о городе своей юности.

Гита Срульевна


    Когда мы находились в эвакуации, в соседнем с нами доме жила еврейка. Ей уже было хорошо за шестьдесят. Единственный ее сын ушел добровольцем воевать, но успел мать отправить с эшелоном в то место, где еще не было войны. Так, с беженцами, добралась до села Шапкино Тамбовской области.
    Всю жизнь она прожила в маленьком еврейском местечке, которое при советской власти стало районным центром. Ее родным языком был идиш. Она плохо говорила по-русски, не говоря уже, что ни читать, ни писать на русском языке не умела. Эта женщина приехала чуть позже нас, и моя мама сразу же заметила ее. Когда они познакомились и поговорили, мама пришла домой и сказала: «Новая соседка, еврейка, такая немчура, ни бельмеса не понимает по-русски, и с переводчиком ничего не разберешь. А по-еврейски говорит неплохо, но с каким-то акцентом».
    Соседка стала к нам часто наведываться, чуть ли не пропадала у нас. Из селян ее никто не понимал, поэтому посмеивались над ней. Но однажды произошло такое, что надолго врезалось в память односельчан. Наверное, потом уже дети рассказывали эту историю своим детям, так как, мне кажется, я совсем недавно в каком-то фильме или в чьем-то рассказе читала или слышала такую же.
    Как-то к нам в дом пришел писарь или какой-то служащий и стал переписывать всех эвакуированных. Писарь переписал нас, а потом обратился к соседке, спросил, где она живет. Мама быстренько за нее ответила, и писарь попросил соседку назвать ее фамилию, имя и отчество. Мама вопрос перевела соседке. Она назвала фамилию, но, к сожалению, я сейчас не вспомню ее. Имя – Гита. Когда она назвала свое отчество, все рассмеялись и с удивлением посмотрели на соседку. Между писарем и соседкой произошел приблизительно такой диалог:


    – Повторите, пожалуйста, еще раз ваше имя и отчество.
    – Гита Срульевна, – уверенно повторила соседка.
    – Вашего отца звали Сруль?
    – Срууул, – растягивая звуки, произнесла соседка.
    – Тогда Ваше отчество – Срууловна.
    – Срульевна! Срульевна! Срульевна! – несколько раз обиженно повторила соседка.
    Писарь растерялся. Обстановку разрядила мама. Она попросила соседку сходить домой и принести паспорт. Гита Срульевна через несколько минут принесла его. В паспорте значилась ее фамилия, а имя и отчество были записаны так: Гита Израилевна.
    И смешно и грешно. Мир праху твоему, Гита Срульевна – Израилевна.