Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

Луцкий, Е. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в сентябре 1917 г.

КРЕСТЬЯНСКОЕ ВОССТАНИЕ В ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В СЕНТЯБРЕ 1917 г.
Е. ЛУЦКИЙ
Исторический журнал,
  № 9, Сентябрь  1937, C. 11-24
 
1
 
Одним из наиболее значительных и характерных показателей наступившего нового революционного кризиса в предоктябрьский период 1917 года был рост крестьянских восстаний. В числе первых восстаний было восстание в Тамбовской губернии.
Крестьянское восстание в Тамбовской губернии, несмотря на свой стихийный характер, обусловивший ряд эксцессов в виде разгромов, поджогов и тому подобное, имело большое политическое значение.
Трижды проклятые, презренные предатели, ставшие фашистами, Зиновьев и Каменев, выступая в октябре 1917 года против восстания, "мотивировали" это, между прочим, тем, что за большевистской партией якобы нет большинства народа. Разоблачая эти предательские "доводы" в своем "Письме к товарищам", В. И. Ленин писал:
"Наконец, самый крупный факт современной жизни в России есть крестьянское восстание. Вот объективный, не словами, а делами показанный переход народа на сторону большевиков. Ибо, как ни лжет буржуазная пресса и ее жалкие подголоски из "колеблющихся" новожизненцов и К°, крича о погромах и об анархии, но факт на лицо. Движение крестьян в Тамбовской губернии было восстанием и в физическом и в политическом смысле, восстанием, давшим столь великолепные политические результаты, как, во-первых, согласие передать земли крестьянам. Не даром вся запуганная восстанием эс-эровская шваль вплоть до "Дела Народа" вопит теперь о необходимости передачи земель крестьянам! Вот на деле доказанная правильность большевизма и успех его"1 .
Далее, В. И. Ленин продолжает:
"Другое великолепное политическое и революционное последствие крестьянского восстания, отмеченное уже в "Рабочем Пути", это - подвоз хлеба к станциям железных дорог Тамбовской губ. Вот вам еще "довод", господа растерявшиеся, довод за восстание, как единственное средство спасти страну от стучащегося уже в дверь голода и кризиса неслыханных размеров. Пока эс-эровско-меньшевистские предатели народа ворчат, грозят, пишут резолюции, обещают накормить голодных созывом Учредительного Собрания, народ по-большевистски приступит к решению вопроса о хлебе восстанием против помещиков, капиталистов и скупщиков.
И прекрасные плоды такого (единственно реального) решения вопроса о хлебе вынуждена была признать буржуазная пресса, даже "Русская Воля", напечатавшая сообщение, что станции железных дорог Тамбовской губернии оказались завалены хлебом... После того как крестьяне восстали!!"2 .
Из факта крестьянского восстания в Тамбовской и других губерниях Ленин делал вывод, не оставляющий камня на камне от зиновьевско-каменевских "доводов" против восстания:
"Нет, сомневаться теперь в том, что большинство народа идет и пойдет за большевиками, значит позорно колебаться и на деле выкидывать прочь все принципы пролетарской революционности, отрекаться от большевизма совершенно"3 .
Именно потому, что пролетариат и трудящиеся массы крестьянства пошли за большевистской партией, Ленин и
 
1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 335.
2 Там же, стр. 336.
3 Там же.
стр. 11

Разгром помещичьей усадьбы. 1917 год.
С картины Васильева.
Сталин считали восстание вполне назревшим и победу его обеспеченной. Бывшая Тамбовская губерния являлась типичной для России аграрной губернией, одним из оплотов помещичьего землевладения и полукрепостнической кабалы.
В 1905 году в Тамбовской губернии было 356 тысяч крестьянских хозяйств, имевших до 10 десятин земли. В их руках было в общем 2290 тысяч десятин земли. На один двор приходилось в среднем 6,4 десятины. А на другом полюсе было 800 крепостнических помещичьих латифундий, каждое в среднем около 1630 десятин. Среди них 12 крупнейших поместий имели 208300 десятин1 .
Не удивительно поэтому, что в 1905 году в Тамбовской губернии было разгромлено 150 помещичьих имений.
На всю жизнь запомнили крестьяне Тамбовской губернии ужасы царской расправы.
Когда произошла февральская революция, вслед за восстанием пролетариата и солдат Петрограда против царизма выступили и крестьяне Тамбовской губернии. Крестьяне ожидали от революции уничтожения помещичьего землевладения и передачи в их руки помещичьих земель, а также прекращения ненавистной войны. Ненависть крестьян прежде всего обрушилась на представителей царской власти, которые охраняли помещика, выколачивали налоги и гнали крестьянских сыновей на войну. Крестьяне выступили против земских начальников, разоружили полицию, сменили и изгнали волостных старшин. На их место были выбраны волостные общественные, исполнительные и тому подобные комитеты. Позже появились продовольственные и земельные комитеты и были созданы организации крестьянского союза и советы крестьянских депутатов.
Обычно инициаторами разоружения полиции и смены старшин и старост выступали крестьяне-бедняки, а также рабочие и солдаты. Они же руководили начавшимися уже в марте крестьянскими выступлениями против по-
 
1 "Статистика землевладения 1905 года". Центральный статистический комитет. СПБ. 1907.
стр. 12

мещиков. Так, в Кирсановском уезде крестьяне вместе с солдатами конфисковали ряд имений.
Однако в составе волостных и других комитетов и в советах крестьянских депутатов благодаря неорганизованности бедноты оказались большей частью зажиточные и кулаки, в отдельных случаях даже помещики. Так, в комитет села Коробовки сумел пролезть крупный помещик князь Б. Л. Вяземский1 .
Крестьянский характер губернии, преобладание в городах мелкобуржуазного и чиновнического населения, малочисленность пролетарских кадров и связанная с этим слабость большевиков объясняют также временный успех, которого добились в Тамбовской губернии эсеры после февральской революции. Все правительственные и общественные организации, советы рабочих и солдатских депутатов и, особенно, советы крестьянских депутатов были заполнены эсерами. Губернскими и уездными комиссарами Временного правительства, а также губернским прокурором были эсеры.
Через крестьянские организации, опираясь на кулачество, эсерам удавалось некоторое время удерживать крестьян от решительного наступления на помещиков, но остановить крестьянское движение эсеры не могли. Некоторые комитеты под давлением крестьян сами вынуждены были идти на частичные выступления против помещиков по вопросам об арендных ценах на земли, о заработной плате в помещичьих имениях, о смене наиболее ненавистных приказчиков и т. п.
В период апрель - июль аграрное движение в Тамбовской губернии, как и в других районах, приняло своеобразный характер "мирной" борьбы с помещиками, характер "скрытого легального или полулегального захвата"2 .
В этом сказалось известное колебание крестьян-середняков в сторону буржуазии.
"Как раз основная масса крестьян-середняков, переодетых в солдатские шинели, была подвержена наибольшим колебаниям вплоть до кануна пролетарской революции и только с сентября 1917 года могла выступить нашим временным помощником, поскольку аграрный вопрос и вопрос о мире могли быть решены лишь пролетариатом. Но именно, потому, что середняк был колеблющимся союзником, Ленин настаивал на союзе пролетариата с крестьянской беднотой"3 .
Крестьяне Тамбовской губернии видели, что война продолжается и ей не видно конца. Помещики продолжали сидеть в своих имениях.
На помощь помещикам против крестьянских выступлений приходили все местные органы Временного правительства, высылая, по требованиям помещиков, наряды милиции и войсковые части. Чувствуя за собой поддержку, помещики, особенно после июльских дней, держали себя все более вызывающе по отношению к крестьянам, не желая идти ни на какие уступки.
Для борьбы с крестьянским движением помещики организовали отделы Всероссийского союза земельных собственников. К лету такие отделы были созданы во всех губерниях. Помещики Тамбовской губернии готовились активно поддержать корниловщину. В некоторых имениях, например в имении князя Вяземского, в Усманском уезде, впоследствии были обнаружены склады оружия.
Цепко держась за каждый клочок своей земли, помещики в то же время оставляли поля незасеянными, хлеб неубранным, саботировали поставки хлеба продовольственным органам. В имении Зиновьева, в Новониколаевской волости, Усманского уезда, остались в тюле 5 десятин проса и 22 десятины овса4 .
На заседании Борисоглебского уездного совета крестьянских депутатов ряд депутатов говорил о том, что помещики гноят хлеб.
 
1 "1917 год в деревне". Воспоминания крестьян, стр. 73. М. и Л. 1929.
2 "Крестьянское движение в 1917 году". Предисловие Я. А. Яковлева, стр. 4. М. и Л. 1927 (Центрархив).
3 "История гражданской войны в СССР". Т. I, стр. 111. M. 1935.
4 "Голос труда" N 3 от 17 июня 1917 года. Борисоглебск.
стр. 13

Помещик Жибаровский, в Усманском уезде, пустился на хитрость. Опасаясь, что незасеянную землю захватят крестьяне, он выехал в поле с пустыми сеялками и начал бороздить землю, желая показать, будто ее засевает1 .
Местные газеты запестрели объявлениями о продаже помещиками сложного инвентаря, скота и самых имений.
Помещичий саботаж сильно озлоблял крестьян.
В черноземной хлебопроизводящей Тамбовской губернии начинался голод. Идя навстречу помещикам и спекулянтам, Временное правительство еще в марте повысило твердые хлебные цены на 60%, а в августе - еще на 100%, т. е. удвоило их.
Семьи солдат и вся крестьянская беднота, вынужденные покупать хлеб, были поставлены этим в очень тяжелое положение. Только в одном Козловском уезде с протестами против повышения хлебных цен выступили крестьянские организации Новогаритовской, Малопуповской, Стежинской, Новодегтянской, Челнавской, Никольско-Мизенецкой и Иловай-Рождественской волостей.
Уездный совет крестьянских депутатов был вынужден поддержать их.
Крестьяне сильно страдали и от отсутствия промышленных товаров, так как они не в силах были платить спекулятивные цены, вздуваемые промышленниками и торговцами.
В губернии начались продовольственные беспорядки. В Тамбове 12 сентября они вылились в большой погром, длившийся два дня и охвативший весь базар и прилегавшие районы. Было разгромлено 45 торговых заведений.
В своем пламенном призыве к Октябрьскому восстанию в статье "Что нам нужно?" И. В. Сталин, подводя итоги тому опыту, который крестьянство приобрело при Временном правительстве, писал:
"Свергая царя, крестьяне думали получить землю. Но вместо этого они "получили" аресты своих депутатов и карательные экспедиции. Почему?
- Потому, что в правительстве сидят ставленники помещиков, которые ни за что не уступят крестьянам"2 .
Предательство эсеров, поддерживавших политику буржуазного Временного правительства, оттолкнуло крестьян от них, и крестьяне пошли за большевиками.
Большевистские организации в Тамбовской губернии, губернский партийный центр которых находился в городе Козлове, к осени 1917 года значительно укрепились и сильно выросли численно.
Большевикам удалось к этому времени поставить работу не только в городе, но и в деревне.
Каждый праздник большевики - представители совета рабочих и солдатских депутатов Тамбова - выезжали в деревню, чтобы помочь крестьянам разобраться в политических событиях. Агитмассовая работа была так хорошо поставлена заводской большевистской организацией, что крестьяне сами приезжали на завод и просили прислать им члена совета "для разъяснения", как они говорили. Большевиками использовано было даже земство. Когда в августе губернской земской управой были посланы 10 рабочих завода в деревню агитировать за сдачу хлеба, то среди посланных оказались также и большевики. Главной целью последних являлась организация советов крестьянских депутатов. И хотя вскоре они были отозваны земцами, понявшими политику большевиков, тем не менее в шести - семи волостях в районе Токаревки, в Васильевской, Абакумовской, Мельгуновской и других уже были организованы советы.
В сентябре - октябре партийной организацией одного из тамбовских заводов были мобилизованы и посланы в деревню 25 человек для агитации за большевистский список в Учредительное собрание.
В советах крестьянских депутатов большевики вели усиленную разъяснительную работу. На 3-м губернском с езде крестьянских депутатов в Там-
 
1 "Усманская газета" N 98 от 4 октября 1917 года.
2 И. Сталин "На путях к Октябрю", стр. 273. М. и Л. 1925.
стр. 14

 
Матросы и солдаты во главе крестьянских выступлений. 1917 год.
Рисунок Васильева.
 
бове, состоявшемся 18 - 20 сентября, трое большевиков, представителей крестьян Елатомского уезда, выступали с протестом против посылки от имени съезда приветствия Демократическому совещанию и обещания поддержки его в борьбе с большевиками. Выступления большевиков имели большой успех и были поддержаны делегатами из крестьян. При чтении текста телеграммы в зале раздались крики "Долой!"
Более реальные успехи были достигнуты большевиками в отдельных уездах. Так, 5-й усманский уездный крестьянский съезд, заседавший в середине сентября, в своем подавляющем большинстве пошел за большевиками. Съездом была принята резолюция о текущем моменте, основные политические требования которой были тождественны требованиям большевистских резолюций Петроградского совета от 31 августа и Московского совета от 5 сентября.
Большим недостатком работы большевиков в деревне было то, что они даже к сентябрю - октябрю не смогли закрепить ее организационно. Советы крестьянских депутатов, за исключением Усманского, все еще находилась в руках эсеров. В их руках были и другие крестьянские организации.
В силу этого советы не смогли возглавить крестьянское восстание, и последнее, когда оно вспыхнуло, приобрело стихийный характер.
Однако настроение крестьянских масс в основном было революционное. Беднейшее крестьянство, а за ним и среднее, поскольку вопросы о мире и земле буржуазия оставляла не решенными, шло за большевиками.
Исключительно большое значение для усиления большевизации деревни имела хорошая работа большевиков в воинских частях, находившихся в гарнизонах губернии.
Само собой разумеется, что огромное революционизирующее влияние оказывали на тамбовских крестьян пролетарские центры: Петроград и Москва, - а также фронт.
 
стр. 15

 
2
 
Перерастание "мирных" выступлений крестьян в открытую войну с помещиками особенно наглядно видно на примере борьбы крестьян с помещиком - князем Вяземским.
Вяземский, имение которого находилось в Усманском уезде, имел несколько тысяч десятин земли. Хозяйство велось по-капиталистически, с применением наемной рабочей силы. Вместе с тем Вяземский не брезгал применять и чисто феодальный способ грабежа крестьян. В 1906 году, после подавления аграрного движения, он захватил и запахал 100 десятин земли, принадлежавшей крестьянам села Коробовки. Все попытки крестьян в течение ряда лет вернуть свою землю через суд были тщетны.
После февральской революции князь, надев личину "демократа", попал в крестьянский и уездный исполнительный комитеты. Но "спокойно" Вяземскому удалось прожить лишь три месяца.
В мае крестьянки, солдатки села Дебри, стали настойчиво просить князя разрешить им пустить на его луга свой скот. К этому требованию присоединились и крестьяне других сел. Крестьяне села Падворки, не дожидаясь согласия помещиков, прямо выгнали скот на помещичий луг, сданный в аренду крестьянам села Коробовки.
Последние не стали возражать, но воспользовались этим как поводом, чтобы выгнать скот на другой луг Вяземского, уже не арендуемый ими. В ближайшие дни так же поступили крестьяне села Демшинки и др. Даже крестьяне расположенной в 15 верстах деревни Хворостянки принялись за княжеские луга. В несколько дней все луга помещика были потравлены. Вяземский поднял шум в уездном городе - Усмани. На место событий были посланы представители совета рабочих и солдатских депутатов. Уездный комиссар кадет Русанов на уездном крестьянском съезде 24 - 27 мая выступил с докладом, направленным против земельных захватов. Ему удалось добиться постановления съезда о создании комиссии для расследования "аграрных беспорядков" и для разъяснения "вреда и недопустимости самовольных захватов земли и лугов". Зато когда съезд начал обсуждать вопрос "об отношении к властям", вопрос о Вяземском и его управляющем снова вызвал горячие выступления крестьян, озлобленных действиями Вяземского. Выступавшие крестьяне говорили: "Что с ним дело иметь, что с бритвы мед лизать - одно и то же!" После бурных прений постановили всеми мерами "стараться отстранить Вяземского от занимаемых им ответственных пред народом Усманского уезда мест, и, если потребуется, ходатайствовать об этом перед Вр. правительством"1 .
Еще хуже обернулись для князя дела в самом имении.
Летом в село Коробовку приехала новая учительница-большевичка. Она рассказала о большевистских лозунгах по аграрному вопросу, о необходимости революционной борьбы против помещиков, о необходимости организации бедняцких крестьянских комитетов.
"Княжеский" комитет был переизбран. В новый комитет вошли крестьяне-бедняки. В комитет была избрана и учительница-большевичка.
В июле новый комитет предъявил требования местным помещикам - Вяземскому и Вельяминову - о передаче земли крестьянам и продаже скота и инвентаря на льготных условиях. Помещикам разрешалось оставить у себя не больше 10 десятин земли и нужное для их обработки количество скота. На это помещики ответили решительным отказом. Они попытались расколоть крестьянство, объявив, что согласны сдать часть земли в аренду с условием немедленного взноса 50% арендной платы. Принять это предложение было посильно, только кулакам и зажиточным. На эту сделку крестьяне не пошли и продолжали потравы.
В августе комитет снова предложил помещикам передать землю. Помещики не пожелали даже говорить об этом.
А князь Вяземский, имея поддержку от уездных властей, стал вести се-
 
1 "Усманская газета" N 88 от 4 июня 1917 года.
стр. 16

бя еще более вызывающе. 23 августа он приказал разрушить мост через реку Байгору, которым пользовались крестьяне окружающих сел и по которому они гоняли скот на княжеские луга.
Терпение крестьян истощилось. Ударили в набат. К имению из всех прилегающих сел собрались крестьяне. В имении был произведен обыск, и найдено много винтовок и патронов. Князь со всей семьей был арестован крестьянами и перевезен в волостное управление в село Княжую Байгору.
Из Усмани немедленно приняли меры для освобождения князя. В имение был послан отряд под командованием прапорщика Петрова, но перед лицом пятитысячной толпы небольшой отряд ничего не мог сделать. Крестьяне освободили семью Вяземского, а самого князя обвинили в дезертирстве.
Объединенным собранием четырех селений Княже-Байгорской волости: села Падворки, села Коробовки, деревни Дебри и деревни Демшинки - был принят 24 августа приговор:
"Немедленно избрать из своей среды четыре человека (по одному от каждого селения) и три человека от патрулей и с этим отрядом отправить Вяземского в передовую линию окопов, в 21-ю дивизию и отдать его дивизионному комитету. Кроме того крестьяне этим приговором подтверждают, что помещик Вяземский по своему возрасту давно должен был быть отправлен на позиции, но, пользуясь своими связями, остается здесь, в тылу, принося государству непоправимый вред своей черносотенной агитацией и вызывающе ведя себя по отношению к окрестным крестьянам"1 .
Под приговором крестьяне заставили подписаться присутствующих при этом начальника патруля Петрова и помощника уездного комиссара Бржезовского.
Немедленно после собрания выбранные от деревень повезли Вяземского на станцию Грязи для отправки далее, на фронт.
Сопровождал князя и военный патруль прапорщика Петрова.
На станции Петров вызвал находившихся там драгун и освободил князя, а крестьян арестовал. Обманутые и обозленные, крестьяне шумно протестовали.
В эту минуту на станцию вошел эшелон солдат-сибиряков, следовавший на фронт. Солдаты наткнулись на эту сцену и, выяснив, в чем дело, пришли на помощь крестьянам: они разогнали драгун и убили Вяземского. Петров успел скрыться.
Земля Вяземского была захвачена крестьянами и засеяна озимыми.
Главным очагом восстания являлся Козловский уезд.
В имении Похвиснева, около села Сычевки, Ярославский волости, арендованного неким Романовым, крестьяне прогнали караульных. В ночь на 7 сентября Романов, сам вышедший караулить посевы, стрелял в толпу и ранил двух крестьян. Известие об этом быстро распространилось по окружающим селам, вызвав сильное возмущение и еще более усилив ненависть к помещикам.
Вечером группа наиболее активных крестьян из бедноты села Сычевки с дубинами и вилами пошла со двора на двор, призывая всех от мала до велика идти громить Романова.
Огромная толпа подступила к имению. Романов был убит. Имение было разгромлено и сожжено.
Огонь пожара послужил как бы сигналом для других сел. В эту и следующую ночь в Ярославской и Екатерининской волостях были разгромлены и сожжены почти все имения.
Получив сообщения о событиях в уезде, эсеро-меньшевистские руководители совета послали четырех членов совета со взводом солдат.
По телеграмме совета, в Козловский уезд были высланы 11 сентября из Тамбова военные части. В этот же день уездный комиссар просил еще подкреплений: "Разгромлены новые имения; высланные вновь пехотные части с президиумом совета рабочих и солдатских депутатов недостаточны... Только высылка кавалерии спасет положение"2 .
 
1 Архив Тамбовского истпарта.
2 Тамбовское губернское архивное бюро. Архив тамбовского губернского комиссара Временного правительства. Вязка 2, дело N 10.
стр. 17

Расправа временного правительства с крестьянами, пытавшимися захватить помещичью землю. 1917 год.
Рисунок Шмарина.
Из Петрограда летел запрос за запросом. Министр внутренних дел меньшевик Никитин писал губернскому комиссару:
"Получены сведения, что в Козловском уезде за три дня сожжено двадцать четыре усадьбы, совершены насилия. Срочно сообщите положение принятых Вами мер для прекращения погромов"1 .
Губернский комиссар эсер Шатов не замедлил с "принятием мер", 13 сентября он сообщал, что по получении известий о событиях в Козловском уезде он "в ту же ночь из Тамбова отправил эскадрон конницы; движение продолжало расширяться, разорялись и сжигались все новые усадьбы; выслал для подкрепления еще три эскадрона, все, что можно было двинуть"2 .
Но и этих войск не хватало.
Начальник гарнизона города Козлова и председатель городской думы обратились за помощью в штаб Московского военного округа. Командующий войсками округа ярый контрреволюционер полковник Рябцев не заставил себя долго просить.
Тамбовская губерния была объявлена им на военном положении, и туда был отправлен большой карательный отряд из казаков и юнкеров с двумя броневиками.
14 сентября отряд прибыл в город Козлов. Здесь было решено главные силы, около 450 человек, под командованием капитана Мироновича отправить в Тамбов.
 
1 Тамбовское губернское архивное бюро. Архив тамбовского губернского комиссара Временного правительства. Вязка 2, дело N 10.
2 Там же.
стр. 18

Для действий в Козловском уезде был оставлен отряд из 150 юнкеров и 30 казаков под командованием штабс-капитана Годуна. Из Тамбова главные силы отряда должны были так же двинуться в Козловский уезд, где уже находились кавалерийские части. Все эти войска были брошены в села, участвовавшие в восстаниях.
Вооруженной расправой как будто удалось подавить восстание. 15 сентября губернский комиссар с удовлетворением сообщал министру внутренних дел:
"В Козловский уезд для прекращения беспорядков послано четыре эскадрона кавалерии, которые действуют энергично; дальнейшее распространение волнений приостановлено"1 .
Карательные отряды охраняли еще не разгромленные имения. Силой отбирали у крестьян все взятое из имений. Сам Годун с отрядом отборных головорезов окружал целые сходы и, угрожая немедленным расстрелом, требовал выдачи "зачинщиков". В каждом селе были арестованы десятки человек. Всего по уезду было арестовано несколько тысяч крестьян. Козловская тюрьма была набита битком. Не только камеры, но и коридоры были забиты арестованными крестьянами. Многие были отправлены в Тамбов и Москву.
Однако карательным отрядам, действовавшим при поддержке меньшевиков и эсеров, в действительности не удалось прекратить восстание.
Причину неудачи видели сами власти Временного правительства. Скоро козловский уездный комиссар вынужден был сообщить:
"Местная пехота ненадежна, прибывшие (войска. - Е. Л. ) из Москвы недостаточны... Эксцессы являются результатом непередачи земель земельным комитетам, Корниловского мятежа, поддержанного аграриями, и агитацией на этой почве"2 .
Когда частями из Тамбова был арестован председатель ярославского продовольственного комитета Солопов, то солдаты из Козловского гарнизона потребовали его освобождения. Кавалеристы ответили, что выдать Солопова не могут, так как он арестован по распоряжению членов Тамбовского совета. Тогда солдаты заявили: "Ну так мы убьем этих членов!"3 .
Один из кавалеристов 15 сентября на станции Никифоровка был убит выстрелом из винтовки. Стрелявший не был обнаружен.
Из села Черемушки, куда были посланы казаки, прибежали крестьяне в казармы к солдатам и с плачем умоляли заступиться за них, так как казаки избивают их до полусмерти и запирают в ригу, а жен и дочерей тащат в барский дом и там насилуют. Был момент, когда на призыв крестьян солдаты взялись за оружие, и меньшевикам с трудом удалось удержать их от выступления.
Действия карательных отрядов внесли еще больше ожесточения и озлобления против помещиков и властей Временного правительства.
Стоило только отряду удалиться из села, как движение вспыхивало с новой силой. Да отрядов и не хватало для оккупации каждого села и деревни. Наконец, крестьяне, часто с помощью местных солдат, сами давали отпор присланным войскам. Так, уже 12 сентября, через несколько дней после начала восстания, уездный комиссар телеграфировал в Тамбов:
"Сегодня ночью сожжены три имения около Никифоровки. Присутствие пехоты и конницы не спасло имений".
То же сообщал помещик Пашков:
"Вчера сожгли имения Соболева, Заевой, Потехиной; драгуны принуждены были отступить"4 .
Восстание охватило весь Козловский уезд и начало перебрасываться в другие уезды.
Крестьяне действовали решительно. Помещичьи осиные гнезда уничтожались начисто. Обычно хлеб, инвентарь и прочее движимое имущество
 
1 Тамбовское губернское архивное бюро. Архив тамбовского губернского комиссара Временного правительства. Вязка 2, дело N 10.
2 Там же.
3 "Тамбовский земский вестник" N 207 от 19 сентября 1917 года.
4 Тамбовское губернское архивное бюро. Архив тамбовского губернского комиссара Временного правительства. Вязка 2, дело N 10.
стр. 19

крестьяне увозили в свои деревни, а самые имения уничтожали так, что и следа от них иногда не оставалось.
В одной телеграмме от 19 сентября сообщалось, что крестьяне "разрушают в усадьбе постройки, по бревнам и кирпичам развозят их, жгут"1 .
В действиях против помещиков принимали участие огромные массы крестьян. В разгроме имения Рахманинова, по словам очевидцев, участвовало 20 тысяч человек.
Никакие уловки и уговоры уже не действовали на крестьян. Вот как описывает корреспонденция в местную газету неудачную попытку помещика князя Волконского натравить крестьян разных сел друг на друга:
"В понедельник (18/IX) князю сказали по телефону из села Никольского, чтобы он немедленно убирался из имения, иначе его разгромят, сожгут и самого убьют. Князь послал нарочных в село Новоархангельское просить крестьян, чтобы те защитили его. Вскоре на хутор прибыла тысячная толпа званых "охранников". Князь сказал, что все имение он отдает им, чтобы только они сохранили все в целости.
- А что же записывать-то? - крикнул князь.
- Чего там писать, и так цела будет! - раздались насмешливые голоса из толпы.
В течение каких-нибудь десяти минут вся скотина была разобрана. Те же, которым не досталось ничего из живого инвентаря, бросились растаскивать имущество князя.
Вскоре с хутора уже потянулся обоз с хлебом. Сам хозяин с женой поспешили выбраться из имения"2 .
Все помещики, еще уцелевшие от восстания, торопились сдавать свой хлеб продовольственным органам. Уездный продовольственный комитет, который даже не осмеливался прежде беспокоить помещиков, вдруг был атакован просьбами помещиков скорее принять хлеб. Станции железных дорог были завалены зерном.
Нужно отметить, что крестьяне, уничтожая помещичьи имения, часто помещичий хлеб сами свозили к ссыпным пунктам.
Общую картину крестьянского движения в Тамбовской губернии, переросшего в сентябре в восстание, можно видеть из следующей таблицы крестьянских выступлений:
Формы выступлений Месяцы
III IV V VI VII VIII IX X
1. Политические выступления 5 8 6 3 10 14 9 1
2. Скрытые косвенные захваты (арендное движение, снятие рабочих и т. п.) 4 19 22 23 11 16 7 2
3. Прямые, открытые захваты земли, инвентаря и т. п. 4 7 13 14 27 27 23 10
4. Борьба за ликвидацию имений (захват имений, разгромы их) 3 2 5 1 3 3 110 31
Итого 17 40 47 44 51 81 149 44
- А как же скотину-то? - спросили крестьяне.
- Возьмите и скотину, - сказал князь, - только давайте запишем, кто что возьмет, чтобы потом не обделить бы кого.
После этих слов толпа бросилась на скотный двор и стала выводить скотину.
Скрытые, косвенные захваты в июне составляли более половины всех крестьянских выступлений. Когда буржуазия после июля начала производить массовые аресты крестьян и силой подавлять движение, а с другой стороны, крестьянство, переходя на сторону пролетариата, перешло к решительному наступлению на поме-
 
1 "Крестьянское движение в 1917 году", стр. 269. М. и Л. (Центрархив). 1927.
2 "Крестьянское дело" N 18 от 23 сентября 1917 года. Город Козлов.
стр. 20
 

щиков, от "мирной" борьбы не осталось и следа.
Уже в августе резко возрастают захваты помещичьих земель, скота и т. д. Сентябрь выделяется борьбой за ликвидацию имений. За сентябрь в губернии было разгромлено и захвачено крестьянами 105 имений, в пяти случаях имели место убийства и избиения помещиков и их управляющих.
Восстание явилось результатом политики буржуазного Временного правительства. Когда оно вспыхнуло, большевистские организации всемерно помогали крестьянам ввести его в организованные рамки: они призывали крестьян организованно, через комитеты, брать помещичьи земли, не дожидаясь Учредительного собрания.
Они решительно выступили против посылки карательных экспедиций. Именно большевики через совет рабочих и солдатских депутатов, опираясь на солдат Козловского гарнизона, добились в конце сентября увода из уезда московского отряда Годуна.
Руководили выступлениями отдельные активные крестьяне. Все сообщения указывают на особую активность бедноты и солдат, бывших в этот момент в деревне. В ряде случаев во главе выступлений стояли земельные или продовольственные комитеты.
Некоторые комитеты кулацкого состава высказывались против разгромов. Тогда движение шло через их головы и они отбрасывались с дороги.
В разгромах помещичьих экономии участвовали и кулаки, стремясь захватить в свою пользу помещичьи машины, лучший скот и т. д. Но чаще они держались встороне. Во многих случаях крестьянское восстание ударяло не только по помещикам, но и по кулакам. В тех случаях, когда происходил раздел помещичьих земель, обычно забирались и земли кулаков. Особенное озлобление вызывали "столыпинские помещики" - хуторяне и отрубники.
Вот небольшая картинка из газетных корреспонденции, показывающая, какой остроты достигала в это время классовая борьба в деревне:
"10 сентября 1917 г. в с. Верхние-Пупки, Стежинской вол., Козловского уезда, на собрании было постановлено отобрать купчую землю у частных владельцев отрубщиков нашего общества и передать эту землю в земельный комитет для распределения между трудящимися и малоземельными и: безземельными.
Отмежевание означенной земли постановлено на 16 сентября, и вот 16 сентября, собравшись на общее собрание совместно с отрубщиками, собрание предложило частновладельцам сдать купчую землю в земельный комитет, на что они изъявили согласие и дали подписку, что сдают купчую землю в зем. комитет без выкупа и присоединяются к общественной организации, за исключением неподписавшихся двух домохозяев И. Донских и А. Фролова. По согласованию сего вопроса на собрании прибыл член Козловского совета солдатских депутатов и просил граждан обходиться при межевании мирным путем, на что граждане общества дали честное слово, и вот в присутствии земельного комитета отправились на отруба.
В один день не могли отмежевать всю землю, и часть участников межевания осталась ночевать, а часть отправилась домой. Эти два частновладельца И. Донских и А. Фролов привезли вечером, не выяснено откуда, 12 солдат-кавалеристов с офицерами во главе, напоивши их пьяными, и поехали из села на отруб. Когда встречались им граждане, то без всякой надобности секли плетьми и также секли пастухов около скотины, пастухи в испуге разбежались, оставив скот без призора. Всю дорогу солдаты спрашивали председателя собрания десятого сентября И. Долгова, и когда нашли его на утро, мирно спавшим между другими гражданами, избили до полусмерти и бросили в пустой сарай.
Во время, когда били его, то приговаривали: "не лезь вперед, не подымай земельного вопроса"1 .
Если выступления против деревенской буржуазии за период март - октябрь составляли 17,6% числа всех выступлений, то в сентябре оно равнялось 20%. По мере развития крестьянской войны против помещиков
 
1 "Дело деревни" N 15 от 24 сентября 1917 года. Тамбов.
стр. 21
 

Арест земельного комитета. 1917 год.
Рисунок Васильева.
развивалась и классовая борьба в самом крестьянстве. Среди разгромленных в сентябре было много кулацких хуторов. На почве борьбы с крестьянским восстанием образовывался единый фронт между кулаками и помещиками.
Очень любопытно в связи с этим сообщение одной черносотенной газетки о собрании 28 сентября землевладельцев, пострадавших от погромов:
"Собрание вышло очень многолюдным... В числе членов союза дворяне, купцы, отрубники - до сих пор чуждые друг другу, а по временам и враждебные элементы. Теперь, это - дружная семья"1 .
 
3
Крестьянское восстание вызвало среди эсеров растерянность. Они активно участвовали в отправке карательных экспедиций, а с другой стороны, провозгласили передачу помещичьих имений земельным комитетам. 12 сентября вопрос о событиях в Козловском уезде обсуждался в Тамбове на совместном заседании всех важнейших губернских правительственных и общественных организаций. В результате этого совещания на следующий день - 13 сентября - было выпущено знаменитое "Распоряжение N 3", которое гласило:
"Земельные и продовольственные комитеты совместно должны немедленно произвести полный и точный учет всем, находящимся в их районе, частновладельческим имениям со всеми угодьями и всем сельскохозяйственным имуществом, и согласно инструкциям, которые будут даны Губернской земельной управой, взять имения под свое ведение"2 .
Распоряжение было подписано исполнительным комитетом губернского совета крестьянских депутатов, совета рабочих и солдатских депутатов, губернской продовольственной управой, бюро губернского исполнительного комитета, губернской земской управой, губернской земельной упра-
 
1 "Козловская газета" N 115 от 4 октября 1917 года.
2 Тамбовское губернское архивное бюро. Архив тамбовского губернского комиссара Временного правительства. Вязка 4, дело N 2.
стр. 22
 

вой, прокурором Тамбовского окружного суда и губернским комиссаром.
"Распоряжение N 3" было новым надувательством крестьян. Его основной целью было спасти помещичьи имения. На помещичью собственность оно не посягало.
Вскоре, 23 сентября, губернский земельный комитет разослал уездным комитетам разъяснение, что выражение "взять в свое ведение" значит лишь "взять на учет" и что "никакого передела земли до Учредительного собрания и возвращения с фронта солдат не может быть" и потому "губернский земельный комитет считает всякие земельные переделы незаконными и их не утверждает"1 .
Не поняв сущности "Распоряжения", тамбовские помещики его опротестовали.
Тамбовский отдел Всероссийского союза земельных собственников в жалобах министру внутренних дел и Главному земельному комитету потребовал немедленной отмены "Распоряжения", привлечения авторов его к уголовной ответственности и заодно просил "сохранить как можно дольше военное положение в губернии и охрану имений военной силой..."2 .
Авторы "Распоряжения N 3" попали под суд, а губернский комиссар получил нагоняй от министра внутренних дел за свое участие в издании "Распоряжения". Тогда-то, защищаясь, эсеры сами выдали истинную сущность трюка с "Распоряжением N 3". Губернский комиссар, оправдываясь, писал министру внутренних дел, что этот документ был издан в критический момент крестьянского восстания, "когда бедствие принимает стихийный характер и власть бессильна справиться с ним в пределах обычных полномочий", т. е. одними военными мерами.
Что касается содержания "Распоряжения", то комиссар откровенно писал: "Оно содержит предписание комитета "взять имения под свое ведение", но "согласно инструкциям, которые будут даны Губернской земельной управой". Этой инструкции до сих пор не издано. Но эту инструкцию можно издать в полном соответствии с законом"3 , т. е. сохраняя в неприкосновенности помещичьи земли и имения.
Используя тамбовский опыт, эсеры хотели организовать подобный трюк во всероссийском масштабе.
Лидер эсеров В. Чернов поместил в центральном органе эсеров "Дело народа" статью "Приказ N 3", перепечатанную в тамбовских эсеровских газетах. В панике перед крестьянским восстанием Чернов взывал: "Время не терпит; упустишь огонь - не потушишь; нужны немедленные героические меры, нужно остановить движение, пока оно еще локально. Как это сделать? Простым испытанным средством - карательными экспедициями?.. Но я спросил бы, кто поручится, что в деле голой репрессивной политики власть не окажется безвластной? Кто поручится, что по ее мановению послушно двинутся усмирять деревню те же мужики в солдатских шинелях?..
Вывод ясен. Нет двух исходов. Исход один. Надо наквитать прошлую медлительность, надо искупить запоздалость и пробелы прежнего аграрного законодательства одним решительным актом. Каков должен быть этот акт - на местах знают, на местах чувствуют все. Без исключения общественные и государственные органы в Тамбовской губернии схватились за него, как за единственный якорь спасения... Словно предохранительную насыпь от наводнения, поставили они как меру предотвращения аграрных беспорядков, передачу земли в ведение земельных комитетов...
Выбора нет. Медлить нельзя... Декретируйте немедленно передачу земли в ведение земельных комитетов!"4 .
Несомненно, что тамбовское крестьянское восстание и тамбовское "Распоряжение N 3" сыграли важную
 
1 Тамбовское губернское архивное бюро. Архив тамбовского губернского земельного комитета. Вязка 17, дело N 428.
2 Там же.
3 Там же.
4 "Дело деревни" N 20 от 8 октября 1917 года. Тамбов.
стр. 23
 

роль в подготовке министром земледелия последнего состава Временного правительства эсером С. Масловым нового земельного проекта. По этому проекту, часть помещичьих земель передавалась земельным комитетам для образования "временного арендного фонда", но за пользование землей из этого фонда земельные комитеты должны были собирать платежи с крестьян и передавать их помещикам же. В. И. Ленин разоблачил этот проект как "тройной обман крестьян эс-эрами"1 .
В статье "Новый обман крестьян партией эс-эров" он писал: "Этот законопроект господина С. Л. Маслова есть полная измена партии эс-эров крестьянам, полный переход этой партии к привержничеству помещикам"2 .
Но этими увертками и низким обманом нельзя было остановить разгоравшиеся крестьянские восстания.
Начавшееся в Козловском уезде крестьянское восстание скоро перекинулось в другие уезды Тамбовской губернии. Так, 22 сентября из города Кирсанова сообщали, что восстание охватило три волости: Сотнинскую, Куровщинскую и Булыгинскую.
В помещичьих имениях был забран весь скот, инвентарь и хлеб. Движение приобрело такие размеры, что кирсановские власти начали вопить о присылке подкреплений: "Одного эскадрона для трех волостей недостаточно... Просят о том, чтобы войска были отправлены немедленно"3 .
В октябре движение развилось и в других уездах: Лебедянском, Моршанском, Шацком, Усманском, Темниковском, Борисоглебском, Елатомском и Тамбовском.
Карательные экспедиции не могли остановить движение. Все чаще военные части открыто переходили на сторону восставших крестьян.
К концу сентября вспыхнуло крестьянское восстание в Саратовской губернии, затем, в октябре, в Воронежской, Пензенской губерниях и в других.
Восстания охватили всю страну.
Сентябрьское восстание 1917 года в бывшей Тамбовской губернии, будучи одним из наиболее значительных и ярких, явилось переломным пунктом в развитии крестьянского движения, переходившего к этапу открытой крестьянской войны с помещиками.
Под руководством большевистской партии Ленина - Сталина рабочий класс и беднейшее крестьянство при поддержке всего крестьянства совершили Октябрьскую социалистическую революцию. Это была подлинно первая в истории человечества народная революция.
Только тогда были удовлетворены требования трудящихся масс. Диктатура пролетариата, осуществленная Великой пролетарской революцией, вывела измученные народы России из империалистической бойни, освободила рабочих от капиталистической эксплоатации, передала навечно землю в пользование трудящемуся крестьянству, построила социалистическое общество.
 
1 В. И. Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 358.
2 Там же, стр. 357.
3 Тамбовское губернское архивное бюро. Архив тамбовского губернского комиссара Временного правительства. Вязка 4, дело N 19.

Еще статьи...