Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

«Жизнь искусства», 1923, № 13

Rachmaninov-Zhizn-iskusstva-1923-13-1

 МУЗЫКА.

    С. В. Рахманинов.
    (К пятидесятилетию со дня рождения).

    Есть глубоко автобиографичные творцы. Выписка из учебника иностранной литературы: Байрон. Выписка из учебника русской литературы: Лермонтов.
    Не случайно, должно быть, автору «Маскарада» приходилось открещиваться:
    «Нет, я не Байрон, я другой» и говорить о русской своей душе, как не случайно, должно быть, говорено было и о параллелизме Байрон — Лермонтов.
    Во взаимном столкновении мнений доля истины остается на обеих сторонах. Ибо и математически ясно, что иначе эти мнения вовсе бы и не пришли в соприкосновение.

Rachmaninov-Zhizn-iskusstva-1923-13-5 
    В нашей незначительной качественно и количественно литературе о Рахманинове уже была проведена некая параллель:
     —  Байрон — Рахманинов.
    Конечно, Рахманинов — автор «Острова Смерти», «Алеко», «Скупого Рыцаря». Но Рахманинов в то же время автор «Франчески», «Весны», «Всенощной». И если бы он чувствовал в том малейшую нужду, он мог бы, подобно Лермонтову, заговорить о том, что он другой, что он не Байрон и что душа его — русская душа.
    Однако, как ни наивен прием аналогии в области индивидуалистических характеристик, говоря о Рахманинове, жалко расставаться с образом и школьного «Эгоцентризма». Пусть и это наивно, но и Байрон, и Лермонтов, и Рахманинов искренни даже в том, что вчуже кажется позёрством, вздутой эмфазой, напыщенностью, жестикуляцией. Они — из тех творцов, что полностью осуществляют прекрасное право поэта не только создавать, но и пребывать в создаваемом. Да и пишут они словно для себя и уже во всяком случае о себе. И потом еще одна роднящая их черта  —  уклон «эгоистического» вдохновения.
    В минуту беглого сближения Рахманинова с Лермонтовым поневоле начинает казаться, что и поэзия Рахманинова как и Лермонтовская — глухой, темный колодезь: веет оттуда сыростью и могильным холодом и только там, в стальной черноте глубокого дна, сияя голубыми бликами, ходят неясные просветы.

Rachmaninov-Zhizn-iskusstva-1923-135-2

  Но это лишь на минуту. Со страниц рахманиновских партитур источается волна широкого русского мелоса. Не того мелоса, что сжатый тисками схемы культивировался присяжными русскими творцами, в свое время отвернувшимися от творца «Утеса», а мелоса русского созерцателя, душа которого отвергает всенивеллирующую эстетику «направления» и не знает канона обязательного вкуса. Тогда вспоминается и любовный дуэт Паоло с Франческой, неширокая тема 2-го фортепианного концерта, и «строгие напевы» знаменитой «Всенощной», и неумолчные ручьи просыпающейся «Весны». И тогда уже другой образ подсказывается сознанием: — ширококрылая белая птица, поднявшаяся над вешним половодьем.
    Его творчество — шум жизни, вихровые бури в зеленом бору, ропот веселых струй но, превыше всего, шопот голоса русского сердца.

    Н. Стрельников.