Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

Решель Мачей К проблеме происхождения неолита в лесостепном Волго-Уралье

Решель Мачей

 К проблеме происхождения неолита в лесостепном Волго-Уралье 

Исследования по елшанской (ЕК) и средневолжской (СВК) не-
олитическим культурам до настоящего времени были почти неиз-
вестны польским исследователям. В научной литературе, изданной в
Польше, были отмечены лишь сам факт открытия ЕК, её ранние да-
тировки и важная роль в происхождении культур восточно-
европейского субнеолитического круга1 (напр.
B. Jozwiak 2003). От-
части это следует из отсутствия в последние годы широких научных и
творческих контактов между польскими и российскими археологами.

 Проблемы и концепции польской археологии в сфере младшей эпохи

камня хорошо знакомы белорусским и украинским специалистам,
поскольку за этот период были реализованы совместные проекты по
очень широкой научной тематике от неолита до средневековья. К со-
жалению, современная российская археология эпох неолита-
энеолита специалистам в Польше пока мало знакома, если не считать
научные контакты с исследовательским центром в Калининграде,
или редкие встречи на научных конференциях.

В предлагаемой работе не ставится задача представить полную
характеристику материального комплекса неолитических культур ле-
состепного Волго-Уралья. Будут затронуты только некоторые вопро-
сы определения места и значения этих памятников в ранненеолити-
ческой системе евроазиатского континента, попытки выявления его
истоков, а именно возможных генетических связей с неолитом Сред-

ней Азии или Кавказа. Весьма интересны также проблемы взаимо-

действия неолитических племен с окружающей экологической сре-
дой и межкультурных связей, но особенно важна попытка определе-
ния позиции этих комплексов в шкале восточно-европейского
субнеолитического круга.

В настоящее время можно отметить несколько исследователь-
ских концепций относительно происхождения неолита в зоне волго-
уральской лесостепи. Первые идеи по этому вопросу были высказаны
И. Б. Васильевым и А. А. Выборновым2. По их мнению, истоки самой
древней неолитической культуры лесостепного Заволжья (ЕК) фор-
мировались в каспийско-аральском регионе, а именно в низовьях Зе-
равшана (дарьясайский этап\тип), внутренних Кызыл-Кумах (лявля-
канские стоянки), - в ареале ранней кельтеминарской культуры (КК),
- и на восточно-каспийских памятниках типа Джебел. Исследователи
акцентировали присутствие в елшанском керамическом комплексе
форм сосудов, характерных для типа Джебел и КК - слабо орнамен-
тированных, профилированных, округло- или остродонных, со сквоз-
ными отверстиями на венчиках или горловинах. Влияние южной
традиции на лесостепь выглядело как миграция.

Д. Я. Телегин видел истоки ЕК (как и всей азово-каспийской
культурной области3, к которой он относил елшанский тип) в регио-
не Малой Азии, откуда путь культурных влияний лежал через Запад-
ный Кавказ в направлении Азовского Моря. Автор усматривал эти
связи в инвентаре со стоянками Мерсин и Гюллючек по таким при-
знакам, как
S-видные профили сосудов, примесь мелкого песка, бед-
ная орнаментация прочерченными линиями, или рядами точечно-
ямчатых вдавлений.

Н. Л. Моргунова связывала генезис волго-уральского неолита,
где елшанская группа памятников составляла наиболее ранний этап
развития4, предшествуя комплексам с накольчатой керамикой, - с
областями Средней Азии. Но, соглашаясь с влиянием единичных
кельтеминарских и восточнокаспийских импульсов, она не исключа-
ла участия в этом процессе нижнедонского компонента. 

 Все указанные концепции возникали потому, что вплоть до сере-

дины 1990-х годов были практически неизвестны чистые слои ЕК с
кремневым инвентарем. Зачастую елшанским комплексам приписы-
вались смешанные материалы средневолжской культуры с геометри-
ческими микролитами (например, рогатые трапеции на стоянках Ви-
ловатое и Максимовка
I, квази-кельтеминарский наконечник стрелы
из Ильинки5
. Такую ситуацию можно объяснять и тем, что на тот мо-
мент ещё не были получены самые ранние даты елшанских памятни-
ков, и поэтому проще было связывать происхождение ЕК с микроли-
тическими комплексами Средней Азии или Кавказа, что в принципе
совершенно естественно.

Известные трудности и проблемы существуют с определением
хронологии неолита южных стран СНГ. Так, например, культура Чох
(ЧК) продатирована по материалам пос. Гоусан (Азербайджан) только
на основе аналогии между пыльцевым профилем стоянки и осадоч-
ными породами начального периода новокаспийской трансгрессии
-
8000±150
(ЛГ-136). Весьма сомнительно предположение о различии
уровней воды на дагестанском побережье, где в горах открыта стоян-
ка Чох, и азербайджанском берегу. Проблематичны также датировки
по раковинам моллюсков
Cardium Edule, которые часто встречаются в
поздних слоях каспийских отложений
- возможно это связано с явле-
ниями стратиграфических смещений6.

Аналогична ситуация со вторым потенциальным генетическим
центром
- Кельтеминарской областью. Здесь получены только две
даты одной стоянки Учащи
131, причем не для культурных отложений,
а лишь по верхнему торфяному слою
(6630±100 и 6590±130 - ГИН-916).
Похожие проблемы существуют по точным определениям датиро-
ванного слоя пещеры Джебел
(III, IV или VI? - 6030±240 - Ле-1). Так,
например, А. В. Виноградов писал о возможности датирования КК
первой половиной седьмого тысячелетия7
, а В. М. Массон о более

раннем начале культуры Джейтун8, примерно на 400-600 лет (т.е. ок.
6800-6600 гг до н.э.9).

С момента открытия чистых елшанских слоев с кремневым мате-
риалом (Чекалино
IV, Красный Городок, Ильинка, Нижняя Орлянка),
для которых были получены радиоуглеродные даты (Чекалино
IV,
Илинка), усиленные данными спорово-пыльцевого анализа10, взгля-
ды на генезис ЕК значительно изменились.

Новый подход к этому вопросу был предложен А. Е.
Мамоновым11. По его мнению, феномен ЕК
- это итог влияния из се-
веро-западной области расселения неопределенных племен на эндо-
генную мезолитическую основу (романовская культура). Присутствие
керамики в столь раннем комплексе он объясняет, как эффект кон-
вергенции.

Другой вариант происхождения ЕК предлагала Н. С. Котова12.
Она акцентировала спорность елшанских датировок по материалам
раковин моллюсков
Unionidae и допускала возможность синхрониза-
ции неолитических комплексов ЧК и ЕК, а также трансмиссии куль-
турных традиций из раннеземледельческого центра в Анатолии
- че-
рез Кавказский регион и северо-западный Прикаспий
- в волго-
уральскую лесостепь. Главными сходными чертами этих двух культур
являются тонкостенные сосуды с плоскими днищами, и бедным ор-
наментом.

Считаю уместным рассматривать неолит лесостепной зоны меж-
дуречья Волги и Урала, разделяя его на две основные группы памят-
ников: елшанскую и средневолжскую. Видимо, нет смысла выделять в
этом регионе гребенчатую камскую культуру, так как она занимает
только северный рубеж этой территории
- границу между современ-
ной лесостепью и лесной зоной по реке Каме, нередко с участием
южного накольчато-прочерченного компонента13. Предлагаемая кон-
цепция основана на естественно-географическом разделении совре-

менного лесостепного Волго-Уралья на три экологические субзоны, в 

 которых характеристики археологических памятников имеют опре-

деленную специфику:

1.                  Северная субзона - пограничная черта леса и лесостепи -
долины рек Белой, Камы и Волги, левый берег нижней Камы и Белой,
ареал, в котором нет комплексов ЕК, большинство гребенчатого эк-
вивалента в СВК, южная граница неолитической Камской культуры;

2.                  Юго-западная субзона - полоса низменного Заволжья и
западные отроги сырта (в среднем течении рр. Самары, Черемшана и
Сока) возвышенного Заволжья14, основная локализация ЕК, район с
«классическим» вариантом СВК;

3.                  Восточная субзона - возвышенное Заволжье, Приуралье в
междуречье Ика и Белой, регион интенсивного влияния гребенчатого
комплекса на СВК.

Начало ЕК датировано серединой VIII тыс. до н.э.15. Единствен-
ным ранненеолитическим комплексом, который условно можно син-
хронизировать с елшанским феноменом является нижнедонская ра-
кушечноярская культура (РК)
- со стоянками Ракушечный Яр
(нижние слои), Раздорское, Каменная Могила, датированные с
7200\7000-6800 гг до н.э16. Кроме РК, относительно синхронной Ел-
шанке может оказаться дарьясайский этап КК, если следовать пред-
ложениям А. В. Виноградова, и не принимать во внимание проблему с
уточнением датировки стоянки Учащи
131.

Однако вряд ли стоит искать какие-нибудь признаки межкуль-
турных контактов между этими группами памятников
- в технологии
изготовления керамики, или её орнаментации, а также в характере
кремневой индустрии. Комплекс известных в настоящее время ел-
шанских стоянок (около
20-25 памятников в Поволжье) следует счи-
тать независимым, с самого начала развития изолированным (отно-
сительно других керамических комплексов) культурным феноменом,
даже некой эфемеридой, не имеющей никаких собственных проявле-
ний в других культурах южного региона Евразии в
VIII тыс. до н.э.

Генезис елшанского комплекса можно представить, как резуль-
тат проникновения в низменную зону Волго-Уралья эписвидерского
импульса с северо-запада, из средних областей Русской Равнины, и
его активного влияния на местные мезолитические (возможно даже
верхнепалеолитическое) комплексы. Однако нельзя исключать про-

 исхождения елшанской керамической традиции из арало-каспийской

области. Процесс этот мог проходить как в виде диффузии, так и ми-
грации в рамках I половины VII тыс. до н.э. Эту концепцию на сего-
дняшний день очень сложно уточнить по причине отсутствия абсо-
лютных датировок, многослойных стоянок с чётко выраженной
стратиграфией и результатов современных исследований в Северном
Казахстане и на Южном Урале.

В течение периодов Дриас III-Пребореал-Бореал можно наблю-
дать постепенное продвижение постсвидерского культурного компо-
нента на южные территории. В конце позднепалеолитического пе-
риода этот культурный эквивалент находится ещё в центре Русской
Равнины. В раннем мезолите (пребореал) стоянки с постсвидерскими
черешковыми наконечниками располагались уже при впадении рр.
Суры и Ветлуги в Волгу, а также на границе современной лесостепи и
леса, на нижней Каме - памятники Степинци
II, Яндашевская, Мари-
Кугалки
I17. В бореальном периоде эти традиции уже фиксируются в
кремневом инвентаре ЕК.

Вероятнее всего, сам процесс следует рассматривать, как непо-
средственное влияние пришлой культуры на эндогенные мезолити-
ческие традиции, наблюдаемые в индустрии Постникова Оврага с
технологией резцового скола, а также романовских комплексов с
кремневой отщепово-пластинчатой технологией, в которой не было
геометрических микролитов . Мезолитические черты ЕК проявляют-
ся не только в характере каменных орудий и сырья, но и в прочих
признаках, например, в расположении стоянок на первых надпой-
менных террасах крупнейших рек и ближайших малых притоков, на
песчаных дюнах, в заметной кратковременности памятников, в ярко
выраженном присваивающем характере экономики с преимущест-
венным использованием водных естественных экологических ниш
(рыболовство)19. Нельзя не отметить явную зависимость елшанских
племен от привычных, именно бореальных природно-климатических
условий с характерной растительностью и соответствующим живот-
ным миром. Видимо, наиболее типичной для них являлась среда ле-
состепи со смешанными березово-сосновыми лесами в сочетании с
участками разнотравных лугов, где водились промысловые популя-
ции дикого тура, благородного оленя, бобра и другие лесные виды
животных. Скорее всего именно аридизация климата и связанное с

этим наступление степи на южную границу лесов во второй половине
бореального и начале атлантического периодов имели решающее
влияние на дальнейшее развитие ЕК, завершившееся культурным
кризисом.

Раннему периоду ЕК соответствует оригинальная керамика, ос-
новным технологическим признаком которой является керамическая
масса в виде субстанции илов и сапропеля, с присадкой естественной
примеси, а также хороший обжиг, прочная фактура теста, заглажива-
ние внешней поверхности, бедная орнаментация (пояски жемчужных
вдавлений в верхней части сосуда, свисающие треугольники, запол-
ненные прочерченными линиями, ямками и насечками). Уникальные
черты этой посуды указывают на то, что искусство обжига керамики
возможно было следствием конвергентного процесса20, или явлением
эндогенного характера, однако с реальным присутствием среднеази-
атского компонента в виде ведущих форм сосудов и некоторых черт
орнамента. На основании датировок можно утверждать (если радио-
углеродные даты, полученные здесь по раковинам из нижних слоев,
действительны также для комплексов с керамикой), что она является
в настоящий момент самой древней керамикой на территории Евро-
пы.

Между 7500-6500 гг. до н.э. на территории низменного Заволжья
вероятно некоторое время мозаично сосуществовали друг с другом
мезолитические и елшанские ранненеолитические группы населе-
ния. На этом этапе можно наблюдать также первые симптомы южно-
го степного воздействия, что основано, на фактах появления памят-
ников с экзогенными чертами, в частности с геометрическими
микролитами
- стоянок Нижняя Сызрань и, возможно, Захар-Калма21.
Несмотря на это, ничто не свидетельствует о тесных связях между ЕК
и пришлым мезолитом. Представляется, что мезолитические памят-
ники с трапециями и другими геометрическими вкладышами зани-
мали иные экологические ниши.

ЕК, вероятно, исчезла в среднем Заволжье в интервале между
6500-6200 гг. до н.э. (не исключено, что верхняя граница 6000 г.
до н.э.). На этот процесс могло повлиять расширение степной зоны
на все среднее Заволжье, и исчезновение здесь последних лесных
экологических ниш, в которых могли жить «елшанцы». В этом же ин-
тервале следует поместить также появление нового диахронического
компонента
- степной культуры с накольчатой керамикой. В поздне-

елшанском культурном материале присутствие ее черт очень заметно. 

 Это свидетельствует о тесных связях между ними, а также об участии

ЕК в генезисе СВК. На ряде стоянок, таких как Ильинка, Большая Ра-
ковка, Ивановка, Красный Яр
VII можно наблюдать прямостенные
плоскодонные сосуды, с примесью толченой раковины (степные чер-
ты), украшенные горизонтальными поясками жемчужного орнамен-
та, и каменные изделия с частичной подшлифовкой (елшанские чер-
ты). Такой состав черт, или других, смешанных (тонкие стенки
сосудов, минеральная примесь, орнамент покрывающий всю поверх-
ность сосудов, украшение прочерченными линиями или треугольны-
ми наколами, построенными в виде треугольников; мотив ромбиче-
ской сетки22 можно уверенно относить к поздней фазе развития ЕК,
соответствующей началу проникновения в зону лесостепи южного
степного компонента.

В последнее десятилетие выявлен ряд памятников с елшанскими
признаками, расположенных в поволжском правобережье, или в ме-
ждуречье Дона и Волги (Имерка
VII, Шапкино VI и др.). Эта керамика
сходна с классической елшанской по своей форме и технологии
изготовления23, но несколько отличается орнамент в виде точечно-
накольчатых, тычковых вдавлений. Сходство заметно также в крем-
невом инвентаре, а именно в единичных экземплярах черешковых
наконечников постсвидерского типа, в общих чертах отщепово-
пластинчатой индустрии и в отсутствии микролитических вклады-
шей. Можно предполагать возможность елшанского влияния на со-
предельные западные области Верхней Мокши и бассейна Хопра
( включая среднедонской памятник Монастырская 1, на котором от-
мечены некоторые елшанско-циркумкаспийские черты в керамике -
жемчужный орнамент и элементы в виде овальных наколов24, но (по
мнению автора) не ранее, чем в первой половине
VI тыс. до н.э., не-
посредственно перед вхождением этого региона в зону влияния ниж-
недонского очага культурогенеза в эпоху неолита. Это предположе-
ние имеет, вероятно, чисто теоретический характер, потому что до
сих пор известно очень немного радиоуглеродных дат для раннего
неолита на территории между средней Волгой и Доном, в том числе и
стоянок с елшанскими чертами.

В генезисе СВК достоверным является участие групп северокас-
пийских памятников, как посредников передачи в лесостепь причер-
номорской культурной традиции (плоские днища, орнамент в виде
разделенных и отступающих наколов, примесь органики), не стоит
исключать на данном этапе и среднеазиатского влияния. Наблюдает-
ся некая реминисценция культурных образцов из Каспийско-
Аральского региона, которая заметна в немногочисленном присутст-
вии на стоянках СВК рогатых трапеций, например на Виловатом и в
Максимовке, или наконечника кельтеминарского типа в Ильинке,
керамики с ракушечной примесью и прочерченно-волнистой орна-
ментацией25, а также фрагментов накольчато-прочерченной посуды

26

на оюклинских и северо-казахстанских памятниках .

Другим следом взаимодействия этих регионов может быть тип
погребального обряда, зафиксированный на кельтеминарской стоян-
ке Тумек-Кичиджик, восточнокаспийской стоянке Кайлю, а также в
волго-уральской лесостепи на памятниках раннеэнеолитической са-
марской культуры (возможно на неолитических стоянках
- напр. Рус-
ский Шуган), где умершие лежат на спине, с руками, вытянутыми
вдоль туловища, в узкой овальной яме, ориентированные на северо-
восток, с украшениями в виде ракушечных бус, а также со следами
охры при черепе27. Эта обрядность часто идентифицируется с мариу-
польским нео- или энеолитическим типом погребений28. Но, учиты-
вая тесные генетические связи между СВК и ранним энеолитом Вол-
го-Уралья, нельзя исключать возможности существования подобного
сакрального элемента уже во
II половине VII тыс. до н.э. (о чем кос-
венно свидетельствуют ранние датировки мариупольских могильни-
ков
- 6200 г. до н.э.).

Вторая половина VII тыс. до н.э. представляется началом гло-
бальной неолитизации Поволжья и лесостепного Волго-Уралья. Это
период усиления циркулляции неолитических импульсов. Но присут-
ствие здесь носителей архаических традиций (памятники с накольча-
той керамикой), сохранявших старые формы хозяйства, было опреде-
ленным препятствием для проникновения в волго-уральский регион
элементов производящей экономики, уже известной в то время в по-
тенциальном исходном ареале этого явления
- нижне-донском куль-

турном очаге. 

Основные хроносрезы в развитии неолита-субнеолита
волго-уральской лесостепи и соседних территорий

(с указанием калиброванных дат):

1.         Около 7500 гг. до н.э. - начало субнеолита. Это время те-
чения бореального периода (в разделе, предполагаемом для Русской
равнины, по М. И. Нейштадту29), в котором можно наблюдать потеп-
ление, когда холодная и засушливая степь трансформируется в бере-
зово-сосновые леса и разнотравные степи с ещё заметно суровым
климатом. С этим периодом следует связывать проникновение в низ-
менное лесостепное Заволжье эписвидерского импульса. В результате
его влияния на местное население формируется основа елшанского
комплекса
- его инициальный этап.

2.         Около 7000-6800 гг. до н.э. Начало климатических колеба-
ний, когда в результате аридизации зона степи распространяется на
ландшафт среднего Заволжья, и смешанные леса остаются только в
речных долинах, где, возможно, и появляются елшанские памятники
с керамическими комплексами. В то же время возникает нижнедон-
ской очаг неолитизации (начало генезиса ок.
7200 г. до н.э.), начина-
ются раннеземледельческие процессы на Северном Кавказе (ЧК) и в
юго-западной Туркмении (Джейтун
- важное культурное явление для
всей Средней Азии, которое, впрочем никак не влияло на ареал лесо-
степи). Возможно, с этим хроносрезом следует соотносить происхож-
дение КК в районе низовий Зеравшана и внутренних Кызылкумов30
.

3.         Около 6600-6400 гг. до н.э. В связи с трансформацией
ландшафта на Средней Волге начинается кризис ЕК. Влияние елшан-
ской традиции наблюдается в северном и западном направлениях, в
правобережных областях Волги. ЕК принимает участие в формирова-
нии раннего неолита Прихопёрья (стоянка Шапкино
VI) и Примок-
шанья (Имерка
VII)31, а также в других районах Русской Равнины
(напр. стоянка Городок
I в бассейне Оки)32. Одновременно с этим яв-
лением возрастает динамика межкультурных контактов в регионах
центральной Евразии. Активизируется среднеазиатский неолитиза-
ционный очаг, активно влиявший на степные североказахстанские

культуры (ареал влияния КК и восточнокаспийских комплексов типа 

Джебел и Дам Дам Чешме). Неолитизационные процессы касаются
также северного Прикаспия, где культурный тип Кугат-Кулагайси
формируется на преимущественной основе оюклинской и кельтеми-
нарской культур. В тех же территориальных рамках возможно также
участие чохского компонента в происхождении раннего неолита Кал-
мыкии (стоянка Ту-Бузгу-Худук
I, и нижний слой Джангара).

4.         Около 6200-6000 гг. до н.э. - начало «эссенциального»
неолита. Интенсификация межкультурных процессов.
На Сред-
ней Волге доминирует степной ландшафт и степные черты в матери-
альном комплексе при полном отсутствии элементов лесных культур.
В эту среду проникает степное население с накольчатой керамикой
( по мнению А. И. Юдина - миграции носителей орловской культу-
ры)33 и активно взаимодействует с позднеелшанскими племенами
(Ильинка) в бассейне Самары и Сока, что можно рассматривать, как
участие ЕК в генезисе СВК (вероятно, пролог этого явления около се-
редины
VII тыс. до н.э.). Итогом этого культурного контакта, воз-
можно, стало появление керамики со смешанными елшанско-
степными чертами. Возникают также широкие производственные
возможности межкультурных контактов, например, импорт кремне-
вого сырья из лесной зоны Прикамья или с Южного Урала34. Воз-
можно, синхронно этим процессам проникновение в северную субзо-
ну первых гребенчатых элементов в керамическом декоре,
опосредованно связанных с нижнедонским центром (ок.
6000 г. до
н.э.). В это время наблюдается также активизация нижнедонского и
приазовского (связанного с сурской культурой) неолитизационных
центров. С этими очагами, по-видимому, следует связывать начало
неолита в среднедонском (накольчатый вариант) и верхневолжском
регионах. В целом, в конце
VII тыс. до н.э. появляются два обширных
культурных круга Восточной и Средней Европы
- накольчато-
гребенчатый и ямочно-гребенчатый (ещё при отсутствии ямочной
верхневолжской культуры). В Среднем Зауралье наблюдается разви-
тие инициального этапа генезиса прочерченно-накольчатого неолита
( евстюхинский и козловский типы), как итог влияния КК (джанбас-
ский этап). В то же время формируется обширный кельтеминарский
круг Арало-Каспийского Междуморья, как продолжение древнейшего
культурного воздействия КК и типа Джебел на сопредельные север-
ные регионы.

5.         Около 5800-5500 гг. до н.э. - конец неолитизационного

процесса в регионе современной волго-уральской лесостепи. В этот 

процесс активнее включаются культурные группы с гребенчатой
керамикой35. Можно говорить о появлении первых камских стоянок в
центре региона
- на реках Ик и Дёма (ок. пол. VI тыс. до н.э.). Наблю-
дается полное сложение СВК, уже не только в накольчато-
прочерченном варианте при участии степной орловской культуры36,
но и в накольчато-гребенчатом. В этом же хроносрезе можно также
отметить четкое разделение неолита степного и полупустынного
Прикаспия на три основные культуры
- Орловскую, Каиршакскую и
Джангарскую. При участии этих северокаспийских культурных групп,
СВК и, прежде всего, памятников второго (джанбасского) этапа КК

продолжается неолитизация Зауралья (ок. 6000-5800 гг. до н.э.). 

_______________________________ 

 

1 См., напр.: Jozwiak B. Spoleznosci subneolitu wschodnioeuropeiskiego na Nizu
Polskim w miedzyrzeczu Odry i Wisly. Poznan,
2003.

2  Васильев И. Б., Выборное А. А. Неолитические культуры лесостепного По-
волжья и их взаимодействие с населением лесного Волго-Камья
// Проблемы
изучения раннего неолита лесной полосы европейской части СССР.
Ижевск,
1988. С. 79-82; Они же. Неолит Поволжья. Степь и лесостепь. Куйбышев,
1988. С. 23-24.

3  Телегин Д. Я. Неолитические могильники мариупольского типа. Киев, 1991.
С. 53-54

4  Моргунова Н. Л. Неолит и энеолит юга лесостепи Волго-Уральского меж-

дуречья. Оренбург, 1995. С. 26-31. 

5 См.: Васильев И. Б., Выборное А. А. Неолит Поволжья...; Виноградов А. В.

Древние охотники и рыболовы среднеазиатского междуречья. М., 1981. С. 162;
Мамонов А. Е. Илинская стоянка и некоторые проблемы неолита лесостепного
Заволжья //
Проблемы изучения раннего неолита...

6 Фёдоров П. В. О некоторых вопросах голоценовой истории Каспия и Арала.

в: Колебания увлаженности Арало-Каспийского региона в голоцене. М., 1980.
С. 19-22; Варущенко А. Н. и С. И., Клинге Р. К. Изменение уровня Каспийского Мо-
ря в позднем плейстоцене и голоцене
// Колебания увлаженности Арало-
Каспийского региона. С.
86-87.

7 Виноградов А. В. Указ. соч. С. 132.

Массон В. М. Поселение Джейтун. Л., 1971. 

 9     Все даты в статье указаны по калиброванной системе.

10     Мамонов А. Е. Ранний неолит. Елшанская культура // История самарского

Поволжья. С древнейших времен до наших дней. Каменный век. Самара, 2000. С.

151-15121.

11    Там же. С. 156-158.

12     Kotova N. S. The role of eastern impulse in development of the neolithic cul-
tures of Ukraine. BPS
, t. 5. Р. 160194; Котова Н. С. Неолитизация Украины. Луганск,
2002. С. 78-79.

13     См.: Выборнов А. А. Неолит Прикамья. Самара, 1992. С. 45.

14  См.: Мильков Ф. Н. Природные зоны СССР. М., 1977. С. 148-149.

15  Тимофеев В. И., Зайцева Г. И. К проблеме радиоуглеродной хронологии
неолита степной и юга лесной зоны европейской части России и Сибири (обзор
источников)
// Радиоуглерод и Археология. СПб., 1997. Вып. 2. С. 98-108; Мамо-
нов А. Е.
Ранний неолит. Елшанская культура... С. 157-158.

16  См.: Котова Н. С. Неолитизация Украины. 

17  См.: Ластовский А. А. Мезолит. Мезолитические культуры среднего По-
волжья // История самарского Поволжья
... С. 107-110.

18  См.: Матюшин Г. Н. Мезолит Южного Урала. М., 1976. С. 139-140.

19  См.: Мамонов А. Е. Ранний неолит. Елшанская культура... С. 148. 

20 См.: Там же. С. 156-158.

21 См.: Ластовский А. А. Указ. соч. С. 109. 

22  См.: Барынкин П. П. , Козин Е. В. Некоторые результаты исследований II
большераковской стоянки о культурно-хронологическом соотношении матери-
альных комплексов памятника
// Древности восточно-европейской лесостепи.
Самара,
1991. С. 98-100.

23  См.: Ставицкий В. В., Хреков А. А. Неолит - ранний энеолит лесостепного
Посурья и прихопёрья. Саратов,
2003. С. 13-14.

24  Синюк А. Т. Население бассейна Дона в эпоху неолита. Воронеж, 1986. С.

56-63. 

25  См.: Мамонов А.Е. Илинская стоянка.

26  См.: Юдин А. И. Варфоломеевская стоянка и неолит степного Поволжья.
Саратов,
2004. С. 159.

27  См.: Виноградов А.В. Указ. соч. С. 107-116.

28  См.: Телегин Д.Я. Указ. соч. С. 7; Ковалева И. Ф. Север Степного Поднепро-

вья в энеолите-бронзовом веке. Днепропетровск, 1984. 

29 Нейштадт М. И. История лесов и палеогеография СССР в голоцене.

М., 193507.

30 См.: Виноградов А. В. Указ. соч. С. 132.

31 См.: Ставицкий В. В., Хреков А. А. Указ. соч. С. 13-14.

32 См.: Выборнов А. А. Указ. соч. С. 162. 

33  См.: Юдин А. И. Указ. соч. С. 152-153.

34  См.: Мамонов А. Е. Ранний неолит. Елшанская культура... С. 152. 

 35  См.: Выборнов А. А. Указ. соч. С. 182-183.

36  См.: Юдин А. И. Указ. соч. С. 152.