Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

Родственник, исцелись сам.Тамбовская жизнь 15.10.2010

Тамбовская жизнь 15.10.2010

Родственник, исцелись сам

Над состоянием родственников больных алкоголизмом (да и наркоманией) начали задумываться еще в семидесятые годы прошлого века. Наблюдения и исследования показали, что родственники пациентов наркологических диспансеров пусть и по своему, но зависимы от болезни ничуть не меньше самих алкоголиков и наркоманов. Разобраться в собственных проблемах и комплексах, сделать так, чтобы семейное окружение помогало больному алкоголизмом покончить с пагубной страстью, научить противостоять беде — с такой целью в Тамбовском наркологическом диспансере открылись специальные курсы для родственников больных алкоголизмом под простым названием «Школа родственников».

Идея «Школы» появилась в 2008 году, а в прошлом 2009-м психолог диспансера М. Рябова и специалист по социальной работе М. Иванцова разработали программу психосоциальной реабилитации наркологических больных, в рамках которой заработала и «Школа родственников». Большое внимание проблеме родственников пациентов уделено не случайно: во-первых, как уже сказано, нередко им нужна помощь не меньшая, чем самим больным, а во-вторых, по мнению специалистов, родные часто, сами того не замечая и не желая, провоцируют болезнь. Все дело в том, что созависимость родственников на две трети определяет болезнь, без нее — созависимости — алкоголизм никогда бы не состоялся.

Как объясняют врачи, алкоголизм — это чудовище на трех «ногах», трех опорах: первая — химическая зависимость, и она связана только с самим больным, вторая — макросоциум, общество со всеми его недостатками и несовершенствами, третья — микросоциум, то есть семья.

— Победить чудовище под названием «алкоголизм» можно только убрав две «ноги», лишив его двух опор. Первая опора чудовища — химическая зависимость — убирается лечением. Со второй все более сложно, нужно обладать большой властью или деньгами, чтобы, например, отправить больного в другую страну, изменить его макросоциум. Для большинства это нереально. Третью опору — удалить ошибочную реакцию родственников — исправить можно, — объясняет психолог Тамбовского областного наркологического диспансера и ведущая курсов М. Титова.

Но когда врачи это говорят родным, те чаще всего недоуменно спрашивают: «И всё?» Они не верят, что это может подействовать, сетуют врачи. Хотя на самом деле «это» действует даже в запущенных случаях. В то же время лечение родных и близких, нередко родителей, зависимого — дело едва ли не самое трудное. Но неизбежное. Ведь алкоголизм — это не болезнь одного человека, если она появилась, это значит, больна вся семья, и родные больны не меньше, чем сам больной. Нередко они настолько сживаются со своим состоянием жертвы, что не могут представить или пожелать иного существования, болезнь становится частью или даже образом жизни. Только поняв и приняв это, можно приступать к работе.

В том, что программа действует, не может быть сомнений. Это подтверждают сами слушатели курсов, с интересом рассказывая на каждом следующем занятии, как они применяли знания, полученные на предыдущем. При этом почти все приходящие на курсы сначала уверяют, вспоминает М. Титова, что ничего нового услышать и не надеются, а затем говорят, что им рассказали такое, чего они никогда и ни разу не слышали, допустим, о типах воспитания, при которых у ребенка развивается психологическая готовность к приему алкоголя или других наркотических веществ. Если кому интересно — способствовать этому могут как избыток, так и недостаток внимания, другими словами, гиперопека и гипоопека, непрогнозируемость эмоциональных реакций, когда за одно и то же сегодня хвалят, завтра ругают, а также непосильные требования, предъявляемые к ребенку. Многие ли родители знают об этом, да и о многом другом? Думается, вряд ли. А потому смело можно утверждать, что курсы будут полезны не только родителям взрослых детей, страдающих алкоголизмом, но и молодым мамам и папам, которые хотят своим детям лучшего. И все же прежде всего эти курсы рассчитаны на родных зависимого. Тем, кто уже попал в беду, не стоит отчаиваться, говорят специалисты наркодиспансера, алкоголизм излечим.

Вообще заболевание имеет три стадии. На первой сохраняется 80—100 процентов личности и здоровья, на второй болезнь и здоровая часть личности становятся равнозначны, на третьей — остается лишь 20 процентов личности, но даже на этой стадии ее можно спасти с помощью исключения все тех же двух факторов.

Врачи не устают приводить примеры, убеждающие в возможности излечения даже в самых, казалось бы, безнадежных случаях. Вот, например, двое взрослых «детей» жили с мамой и папой, нигде не работали, пили и вели антиобщественный образ жизни, сидя на шее у обслуживающих и содержащих их родителей. Первым, не выдержав такой жизни, умер отец, вскоре мать. Великовозрастным детям пришлось наконец начинать взрослую жизнь, работать и бросать пить, чтобы как-то себя прокормить. Когда у них спросили: «Ну как же так вы родителей в могилу загнали! Почему раньше не работали, почему пить не бросали?!», они ответили, что раньше они просто не имели нужды работать, родители содержали их, понимая таким образом свой долг, хотя на самом деле родительская созависимость поддерживала алкоголизм. Или же другой пример, когда врач прямо, может, даже не слишком по-медицински, сказал горькому пьянице: продолжишь пить — скоро умрешь, и он тут же чудесным образом отбросил рюмку. Подобные случаи говорят прежде всего о том, что алкоголизм — проблема в значительной мере психологическая, субъективная, а значит, с ней можно бороться.

Для этого и открыта «Школа родственников», в которой работают специалисты, всегда готовые прийти на помощь. Групповые и индивидуальные занятия проводятся еженедельно по четвергам, совершенно бесплатно и к тому же анонимно. Программа курса состоит из пяти уроков и включает наряду с теоретической частью практические занятия и конкретные советы по поведению в той или иной ситуации. Кроме того, после занятий всегда можно индивидуально проконсультироваться со специалистом, вместе с ним поискать выход из конкретной ситуации.

Когда мы хотим что-то изменить в своей жизни, самое главное, что останавливает многих, — это страх неизвестности, страх перемен. Но что может быть ужаснее жизни в семье алкоголика? Так, может быть, все-таки стоит что-то менять?

Светлана НАЩЕКИНА.