Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ.2004.Очерк истории заселения тамбовского края.Поповичева И.В.

Санкт-Петербург Издательство «ИВА» 2004 г.
 Автор-составитель:
И.В. Поповичева

Очерк истории заселения тамбовского края

(отрывок из публикации "ТАМБОВСКАЯ ДЕРЕВНЯ В РАССКАЗАХ СЕЛЬСКИХ ЖИТЕЛЕЙ".  Выпуск 1)

Этнический состав населения Тамбовской области во все времена не отличался однородностью.

Территория Тамбовской области расположена в центральной части среднерусской лесостепи. Здесь широкой полосой проходит Окско-Донской водораздел, граница лесостепи и леса, подзоны северной и типичной лесостепи. Со стороны Оки до типичной лесостепи сюда клиньями заходят по р. Цне лесные ландшафты. По облику они почти не отличаются от ландшафтов зоны смешанных лесов. Поэтому северная часть равнины может рассматриваться как переходная к южной части лесной зоны [5]. Долина Цны - самая крупная на равнине. Почти 500 км она тянется от центральных участков плоскоместья на север. Лесные массивы по берегам рек Цны и Челновой издавна служили экологическим коридором для распространения типично лесных видов животных на юг; с другой стороны, они сдерживали расселение степных видов на север, что также отразилось на территориальных границы расселения финно-угорских и индоевропейских оседлых народов, тюркских скотоводческо-земледельческих племен. Эта территория длительное время являлась своеобразной естественной географической границей расселения различных народов. Кроме того, эта территория обладала достаточно благоприятными условиями для жизни и в состоянии была обеспечить пищевыми ресурсами крупные популяции человека. Разнообразие природных условий заставляло жившее здесь население выбирать разные пути адаптации к окружающей среде, отсюда и мозаичность хозяйственных типов, этносов и культур начиная с каменного века и до позднего средневековья.

Воздействие географической среды на жизнь древнейшего населения и эволюция обратного влияния ясно видны по археологическим материалам и памятникам Тамбовской области. На Тамбовщине известно более тысячи памятников археологии, ежегодно открываются десятки новых. Среди них: стоянки древнейших рыболовов и охотников каменного века, многочисленные поселения и курганные могильники первых скотоводов и земледельцев эпохи бронзы, городища и селища ранних финно-угров, скифские и сарматские подкурганные захоронения раннего железного века, селища и грунтовые могильники древней мордвы, подкурганные захоронения средневековых кочевников, древнерусские городища, селища и могильники [6].

Для более глубокого понимания этнических процессов, проходивших на территории Тамбовской области в новое время, кратко рассмотрим основные этапы заселения края в предшествующие этапы.

Начиная с неолита (V-IV тыс. до н.э.) Тамбовский край уже являлся своеобразной контактной, пограничной зоной расселения различных народов. С этого времени здесь фиксируется и сосуществование разных этнических групп. В рассматриваемую эпоху эти различия просматриваются в технологиях. К примеру ямочно-гребенчатая керамика Подзоровской стоянки (Мичуринский район) изготовлена в традициях северных неолитических культур [7]. В целом материал этой стоянки и неолитических памятников бассейна р. Цны типичен для рязанско-долговской неолитической культуры и датируется IV - первой половиной III тыс. до н.э. Не зная, как называли себя древние народы и на каком языке они говорили, археологи дали условные названия их археологических культур по территориальным признакам (рязанско-долговская, абашевская и т.п.) или отличительным признакам погребальных сооружений (катакомбная, срубная и т.п.), констатировав генетические связи племен, населявших бассейны рек Воронежа и Цны с волго-окскими племенами [8]. А накольчатая керамика стоянок южных районов Тамбовской области (Уварово, Шапкино) тяготеет к более южной средне-донской неолитической культуре [9].

В эпоху бронзы (II тыс. до н.э.) по лесным берегам бассейна р. Цны довольно плотно расселялись оседлые племена примокшанской, поздняковской культур [10]. В это время природно-климатические условия в значительной степени определили приоритетность скотоводческого хозяйства экстенсивного типа (за счет расширения территории). Раскопки курганов и поселений в лесостепной части Тамбовской области позволили проследить не только обряды захоронения различных археологических культур, населявших нашу территорию в эпоху бронзы (катакомбная, абашевская, срубная), но и с уверенностью утверждать, что именно в это время Тамбовщина очень активно заселялась ранними скотоводами и земледельцами, владевшими приемами обработки меди и бронзы, использовавшими лошадь не только для верховой езды, но и для запряжки их в боевые колесницы [11]. Все это свидетельствует о том, что с юга сюда проникали более подвижные племена.

К концу эпохи бронзы на территории Тамбовской области зафиксирован значительный демографический всплеск, прокатившийся по всей Восточной Европе. Увеличению численности населения и развитию социальной структуры общества способствовали в первую очередь значительные успехи в развитии производительных сил. Если в южной части области эти успехи выразились в победе пастушеско-земледельческого хозяйства, то в северной - в сложении многоотраслевого хозяйства, динамично сочетавшего присваивающие промыслы (охоту и рыболовство) с производящими отраслями (скотоводство и земледелие). В конце II тыс. до н.э. происходит значительный отток земледельческо-скотоводческого населения с территории Тамбовской области в степные районы Восточной Европы, плотность населения значительно уменьшается [12].

К наиболее важным памятникам раннего железного века (VII в. до н.э. - первые века н.э.) в лесной части Тамбовской области относятся городища оседлых племен городецкой культуры, расположенные на высоких лесных берегах рек Цны, Челновой, Керши. Такое расположение было исторически закономерным для эпохи войн. Находки на этих памятниках свидетельствуют о комплексном хозяйстве, включавшем скотоводство, земледелие, охоту и рыболовство [13]. В степной части в это время кочевали вначале киммерийцы, затем скифы, позже - сарматы. Их захоронения обнаружены в курганах Жердевского и Первомайского районов, а скифские мечи-акинаки и сарматские кинжалы, выпаханные из курганов, можно встретить во многих музеях Тамбовщины [14].

В середине I - начале II тыс. н.э. в Поценье, занятом ранее городецкими племенами, выделяется мордва-мокша, сохранявшая социокультурные традиции до активного продвижения на Тамбовщину русского населения в XVII в. По культурным традициям и этническим особенностям мордва близка к предшествующей городецкой культуре. Поэтому археологи справедливо считают мордовское население потомками городцов. Также и на памятниках Тамбовской области просматривается генетическая связь городецких и мордовских племен, трансформация городецкой культуры в древнемордовскую [15]. Средневековые памятники мордвы-мокши довольно плотно расположены по берегам р. Цны и ее притоков. Это и поселения, и городища, и грунтовые могильники. Забегая вперед, укажем, что процесс вхождения мордвы в состав Русского государства был длительным и закончился, пожалуй, только в ХVII-Х VIII вв. Это время активной ассимиляции мордвы, другими словами - русской колонизации [16].

Около середины III в. н.э. в степях Евразии наблюдаются крупные племенные передвижения, которые стали причиной исчезновения сармат и с нашей территории. С этого времени южная часть Тамбовщины на многие столетия становится излюбленным местом передвижений различных кочевых, преимущественно тюркоязычных народов (аланов, печенегов, половцев). К примеру, от присутствия здесь половцев сохранились каменные изваяния, стоявшие на курганах [17]. Четких следов пребывания славянского населения (до X в. н.э.) на территории Тамбовщины не обнаружено. Следует отметить только отдельные славянские предметы, встречающиеся на мордовских селищах и могильниках. Видимо, это следы торговых и культурных отношений между славянами и мордвой.

В X в н.э. по территории Тамбовщины проходил сухопутный торговый путь «Из Булгар в Киев». Казанский археолог А.Х. Халиков, проводивший исследования по маршруту этого пути, зафиксировал в 1989 г. одну из стоянок у с. Перевоз Ржаксинского района [18].

В ХII-ХIII вв. северо-западная часть Тамбовского края входила в состав Рязанского удельного княжества. Граница со Степью проходила с запада на восток по р. Матыра до р. Цна, далее по Цне на север до р. Оки. Археологическими исследованиями последних лет выявлены древнерусские селища в бассейнах рек Польной и Лесной Воронеж в Мичуринском р-не, реки Матыра в Петровском р-не, реки Цны и ее притоков в Моршанском, Тамбовском и Знаменском р-нах [19]. В районе с. Никольское Знаменского района находилась сторожевая порубежная крепость. Под ее защитой появились селища. Раскопками 2001-2002 гг. установлено, что русичи жили в землянках, в некоторых случаях в полуземлянках и наземных жилищах. Занимались земледелием, животноводством, охотой, рыболовством, бортничеством. Но главное занятие - несение сторожевой службы. Жизнь на этих и других селищах Тамбовщины прекратилась с вторжением монголо-татарских войск на Русь в 1237 г. и полным разгромом Рязанского княжества, что привело к запустению окраин государства.

Руководитель археологической экспедиции, проводившей раскопки у с. Никольское Знаменского района, С.И. Андреев связывает Никольское городище с летописной Онузой. Тамбовский археолог Н.Б. Моисеев не разделяет его мнения и предполагает расположение Онузы севернее. Вопрос о местонахождении летописной Онузы - пограничного городка Рязанского княжества, разоренного войсками Батыя в 1237 г. перед взятием Рязани, поднимали многие исследователи ХIХ-ХХ вв. Среди них историки В.Н. Татищев, СМ. Соловьев, МЛ. Погодин, В.В. Каргалов и др. Из тамбовских краеведов к этой теме обращались С.А. Березнеговский, И.И. Дубасов, П.Н. Черменский. Хотя подходы к этому вопросу у них разные, но в большинстве они сходятся в одном: Онуза находилась на современной территории Тамбовской области. Исходя из тактических и стратегических соображений, Н.Б. Моисеев и А.И. Раевский предполагают расположение Онузы в междуречье рек Челновой и Польной Воронеж [20].

После опустошительного набега монголо-татарских войск в нижнем течении Волги образовалась татарская Золотая Орда, северные границы которой проходили по степным просторам Тамбовского края. Татары обложили данью не только русские земли, но и мордву. Однако жизнь в крае полностью не угасла. Под защитой лесов и рек продолжали существовать небольшие русские и мордовские поселения. После распада Золотой Орды и образования централизованного Русского государства с середины XVI в. начинается борьба с постоянной татарской угрозой с юга. В 1553 г. одним из первых здесь был построен г. Шацк, сыгравший важную роль в заселении бассейна Цны. Во второй половине XVI в. возникла Верхоценская волость, первоначальным населением которой была мордва. Однако к началу XVII в. сюда переселилось немало русских крестьян, бежавших от крепостного гнета из центральных уездов России. По сведениям Ю.А. Мизиса, в 1622 г. 40% всего населения волости состояло из русских переселенцев [21]. Наиболее ранними поселениями Тамбовского края в бассейне р. Цны были села Серп, Питерское, Перкино, Татаново, деревни Борки, Алкужи, Корели, Устье, Морша. На р. Воронеж в это же время появляется село Горитово и деревни Торбеево, Казинка, Ярок.

Верхоценская волость, входившая в состав Шацкого уезда, по сути явилась территорией, с которой началось освоение Тамбовщины русским населением. К началу XVII в. волость превратилась в крупный хозяйственный центр юга России. В 1623 г. здесь уже упоминается около ста сел и деревень. Однако волость занимала довольно обширную территорию от устья р. Цны до ее верховьев. Поэтому большая часть населенных пунктов не входила в территорию современной Тамбовской области. А из тех, что входили, были старыми селами и деревнями

В 1635 г. была выстроена крепость Козлов. На строительство города поступали дети боярские, казаки и стрельцы из десяти близлежащих городов: Воронежа, Данкова, Ельца, Лебедяни, Михайлова, Переяславля-Рязанского, Пронска, Ряжска, Сапожка, Шацка. Рабочие не могли оставить заметного следа своих традиций и обычаев на Тамбовщине, т.к. они менялись каждые 6 недель. Но сюда, на свободные земли, хлынул массовый поток беженцев от помещиков Воронежского, Данковского, Лебедянского, Переяславль-Рязанского, Ряжского, Рязанского уездов. Кроме того, в Козловский уезд переселялись казаки с Дона и Украины. В 1652 г. их насчитываюсь 196 человек. Правительство разрешало им сохранять не только свое сотенное казачье устройство, но и традиции. Позже сюда переселялись выходцы из Венева, Елатьмы, Ельца, Михайлова. В состав Козловского уезда входили территории современных Мичуринского, Никифоровского (кроме южной части), западная часть Сосновского, Староюрьевского, Первомайского районов и часть Липецкой области.

Тамбов был построен в 1636 г. На его строительство привлекались шацкие казаки и крестьяне, крестьяне Верхоценской волости и Чернеева монастыря, следовательно и мордва. Со строительством города и укреплений появилась необходимость в воинском контингенте. Сюда на службу переселялось население Воронежского, Донковского, Лебедянского, Ливенского, Михайловского, Мценского, Новосельского, Ряжского, Сапожковского, Шацкого уездов. Как и в Козловском уезде в состав тамбовских служилых людей записались выходцы с Дона и Запорожской Сечи. Так, в 1636 г. в слободу на Кузьминой Гати переехали на постоянное место жительства 45 донских атаманов и казаков. Отдельной слободой на Лысых Горах поселились выходцы с Дона. Запорожские казаки (73 человека) также поселились в особой Панской слободе г. Тамбова и только во второй половине XVII в. они слились с полковыми казаками.

Под защитой оборонительных укреплений начался быстрый процесс заселения и степной части Тамбовщины. Основная масса крестьян приходила в Тамбовский уезд с соседних северных районов: Шацкого, Рязанского, Ряжского, а также Мещерского, Владимирского и др. уездов. Только небольшая часть крестьян приходила сюда из Смоленского, Дорогобужского, Ржевского, Московского уездов. Практически отсутствовали переходы из соседних восточных и западных уездов: Усманского, Саранского, Керенского, Воронежского, которые сами в это время подвергались активному заселению. Процесс заселения Тамбовского уезда в сложившихся границах завершился к середине 70-х гг. XVII в. К этому времени основная территория нынешней Тамбовской области была уже заселена, и Тамбовская провинция сама стала давать переселенцев в районы Нижнего Поволжья, Кубани, Северного Причерноморья. Однако заметим, что территорию Тамбовского уезда составляли из современных территориально-административных районов области только Тамбовский (за исключением юго-западной части), восточная половина Сосновского, Моршанский (за исключением северо-восточной и восточной части). В это время здесь было 85 населенных пунктов. По численности населения уезд превосходил все пограничные уезды южной окраины.

В начале XVIII в. началось заселение южной и восточной частей территории современной Тамбовской области. Большинство переселенцев сюда переезжали из Козловского и Тамбовского уездов, другие по-прежнему приходили из соседних Переяславль-Рязанского, Ефремовского, Шацкого, Ряжского и других уездов. География мигрантов уже охватывала почти 80 уездов России (это практически все центральные и южные регионы страны). Наибольшее число крестьян пришло из Владимирского, Ярославского, Муромского, Рязанского, Костромского уездов. В некоторые села устремились и переселенцы с Левобережной Украины. Районами выхода населения служили такие города и местечки, как Сумы, Ахтырка, Суржа, Полатов, Рыбный, Пены, Красный Кут, Харьков и др. В период с 1724 по 1733 гг. активно переселялись крестьяне на юг Тамбовщины из старых сел Верхоценской волости, Шацкого. Саранского, Нижнеломовского уездов. В 40-е гг. крепостные крестьяне Тамбовщины пополнялись пленными из Белоруссии и Польши. Позже к ним добавились пленные из Прибалтики.

Особую активность в заселении Тамбовщины в XVIII в. играли дворяне. После крестьянской войны под предводительством Степана Разина дворянство получило право на земельные наделы в южных районах России. Восемнадцатый век привел на тамбовскую землю многие знатные дворянские фамилии - Воронцовых, Гагариных, Волконских, Голицыных, Загряжских, Строгановых, Нарышкиных, Потемкиных и др. Многие помещики стремились переселить на свободные земли своих крепостных. К примеру, князь А.Д.Меньшиков переводил в свои новые вотчины (деревни: Братки, Царевка, Ключи, Гальская, Петрова Поляна, Русиновка, Нижняя и Верхняя Грибановки, Алабухи) не только своих крестьян из центральных уездов страны, но и с Украины.

С 1708 г. Тамбовский и Козловский уезды входили в состав Азовской (позднее Воронежской) губернии. Позднее в ходе второго этапа административной реформы была образована Тамбовская провинция, включавшая Тамбовский, Козловский, Добринский, Борисоглебский, Ряжский, Инсарский, Верхне- и Нижне-Ломовиские уезды. В 1779 г. было образовано Тамбовское наместничество, к которому было отнесено 14 городов, в том числе Тамбов, Козлов, Шацк, Моршанск, Кирсанов. В конце XVIII в. Тамбовское наместничество было преобразовано в губернию, центральная часть которой включала в себя территорию нынешней Тамбовской области. К этому времени эта территория уже была заселена, впоследствии шло ее дальнейшее хозяйственное освоение.

Таким образом, в Тамбовском крае с древнейших времен происходили сложные исторические процессы. Мозаичность археологических культур на сравнительно небольшой территории обусловлена в первую очередь местными географическими особенностями и климатическими условиями. Именно в древних миграционных процессах наиболее наглядно представлены пути приспособления человеческих коллективов к иному естественно-географическому, социально-экономическому и этнокультурному окружению, разные манеры экономической, социальной и культурной адаптации к окружающей среде.

Наиболее устойчивым населением территории Тамбовской области последнего тысячелетия была мордва, подвергшаяся активной ассимиляции с XVII в. Русское население формировалось на Тамбовщине преимущественно из северо-западных (относительно Тамбова) уездов Русского государства. Естественно они несли сюда оттенки своей региональной культуры, отразившейся в топонимах, говорах, обрядах.

ПРИМЕЧАНИЯ

5. Мильков Ф.Н., Михно В.Б., Дроздов К.А. и др. Долинно-речные ландшафты среднерусской лесостепи. Воронеж, 1978. С. 165; Поценье. Воронеж, 1981. С. 61.
6. Евтихиева Л.Ю., Моисеев Н.Б., Фурсова СВ. Археология, этнография и культура Тамбовского края. Тамбов, 1998. С. 6-13.
7. Лисицына Н.К. Археологические исследования в РСФСР в 1953 г. // КСИИМК. М, 1956. Вып. 61. С. 124; Фосс М.Е. Исследование неолитических стоянок в Мичуринском районе Тамбовской области // КСИИМК. М., 1959. Вып. 75. С. 17-25.
8. России Черноземный край. Воронеж, 2000. С. 139-140.
9. Там же. С. 142.
10. Попова Т. Б. Происхожление поздняковской культуры // Археологический сборник. Труды Г'ИМ. Вып. 37. М., 1960. С. 38-47; ЧуистоваЛ.И. Древнейшее население Тамбовщины. Тамбов, 1982.
11. Моисеев Н.Б. Памятники эпохи бронзы на территории Тамбовской области (история изучения, историография) // Археология Черноземного Центра России: история исследований, историография. Воронеж, 1999. С. 60-63; Пряхин А.Д., Моисеев К.Б. Беседин ВН. Селезни-2. Курган доно-волжской абашевской культуры. Воронеж: ВГУ. 1998. С. 1-44.
12. Пряхин А.Д., Моисеев Н.Б. Освоение верхнего течения рек Цны и Воронежа в эпоху средней и поздней бронзы // Формирование и развитие социальной структуры населения Центрального Черноземья. Тамбов, 1992. С. 17-18.
13. Чуистова ЛИ. Памятники Городецкой культуры в Тамбовской области // Материалы по археологии Мордовии. Труды. Вып. 85. Саранск, 1988. С. 132-133.
14. Клоков А.Ю., Моисеев Н.Б. Находки скифских мечей и кинжалов в лесостепи /7 Записки краеведческого общества. Вып. II. Липецк. 1999. С. 26-42; Моисеев Н.Б. Курганы Окско-Донской равнины. Памятники Тамбовской области. Тамбов. 1998.
15. Ледяйкин В.И. О преемственности между городецкой и древнемордовской культурами // Материалы по археологии и этнографии Мордовии. Саранск, 1975. С. 39.
16. Дубасов И.И. Очерки из истории Тамбовского края. Вып. 4. Тамбов. 1887. С. 136; Черменский П.Н. Древнейшая этнография Тамбовского края // Известия Тамбовского общества изучения природы и культуры местного края. Тамбов, 1925. № 1. С. 13.
17. Андреев СИ. Половецкие каменные изваяния Тамбовщины //' Археологические памятники Восточной Европы: Межвузовский сборник научных трудов. Воронеж, 2002. С. 183-187; Норцов А.И. О каменных бабах // ИТУАК. Вып. 50. Тамбов, 1905.
18. Халиков А.Х. Отчет об археологической разведке по пути «Булгар-Киев» в 1989 г. Архив ИА РАН.
19. Андреев С.И Половецкие каменные изваяния Тамбовщины // Археологические памятники Восточной Европы: Межвузовский сборник научных трудов. Воронеж, 2002. С. 183-187, Верховых М.Г. Отчет по археологическим разведкам в бассейне р. Цны от г. Тамбова до с. Ба-харево Сампурского района Тамбовской области от 1 августа до 27 августа 1940 г. Фонды ТОКМ; Гетманский С.А. Отчет кафедры археологии и истории древнего мира ВГУ о разведке по р. Матыра на территории Тамбовской области в 1982 г. Архив ИА РАН1. Р-1, 10159; Иванов ПЛ. Отчет экспедиции по археологическим разведкам в бассейне р. Цны от г. Тамбова до г. Моршанска от 5 сентября до 22 сентября 1939 г. Фонды ТСЖМ; Фоломеев Б. А. Отчет о работе Окско-Донской экспедиции ГИМ в 1990 г. Архив ИА РАН; Фосс М.Е. Отчет о работе лесостепной экспедиции в 1953 г. в Мичуринском районе Тамбовской области. Архив ИА РАН. Р-1 828; Цыбин М.Б. Отчет о научно-исследовательской работе: «Выявление, постановка на учет и изучение археологических памятников на территории Центрально-Черноземной зоны». Воронеж, 1989. Архив ИА РАН; Чуистова Л.И. Отчет об археологических исследованиях в Тамбовской области в 1970 г. Архив ИА РАН. Р-1 4273.
20. Моисеев Н.Б., Раевский А.И. К вопросу о местонахождении летописной Онузы // Краевед земли Тамбовской. Тамбов, 1995. С. 51-55.
21. Мизис Ю.А. Из истории заселения Тамбовского края // Муравьев Н.В. Из истории возникновения населенных пунктов Тамбовской области. Воронеж. 1988. С. 4-11.
ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ:
ГИМ - Государственный исторический музей
ИА РАН - Институт археологии Российской Академии Наук
ИТУАК - Известия Тамбовской губернской ученой архивной комиссии
КСИИМК - Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях
Института истории материальной культуры АН СССР ТОКМ - Тамбовский областной краеведческий музей
Ссылки на архив ИА РАН даются по личным записям Н.Б. Моисеева.