Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

ТАМБОВСКИЙ КРАЙ.1928.О фауне наземных позвоночных Тамбовского края.С. А. Предтеченский.

ИЗВЕСТИЯ ТАМБОВСКОГО ОБЩЕСТВА ИЗУЧЕНИЯ ПРИРОДЫ
и КУЛЬТУРЫ МЕСТНОГО КРАЯ. № 3. 1928 г. Тамбов.

С. А. Предтеченский.

О фауне наземных позвоночных Тамбовского края.

(отрывки из книги)

1. Предварительные замечания.  С. 3—4.

  В фаунистическом отношении Тамбовский край до сей поры остается весьма слабо исследованным. Работ, посвященных фауне нашей местности, крайне мало. Большинство отрядов животных в Тамбовской губернии еще совершенно не затронуто исследованиями. В частности по позвоночным животным имеется всего лишь одна фаунистическая работа А. С. Резцова (1910 г.), которая касается только птиц. Этот автор экскурсировал в Тамбовскую губернию летом 1897 г. и коллектировал птиц преимущественно в Моршанском и Темниковском уездах. Список птиц Резцова, составленный на основании только кратковременных исследований и собранных сведений, конечно, пестрит проблемами и относится, главным образом, к северным уездам. Что же касается более южных уездов, то еще до начала исследований Резцова и в течение многих лет после него в Тамбовском и Кирсановском уездах коллектировал птиц В. И. Левчук, материалы которого в значительной степени дополняют работу Резцова. Вместе с тем В. Н. Левчуку принадлежат большие заслуги по организации изучения природы Тамбовского края вообще. По его инициативе и благодаря его стараниям, в Тамбове было в 1913 г. основано общество любителей природы (позднее: общество для изучения природы Тамбовского края). Впервые же годы своего существования общество приступило к организации естественно – исторического музея, в который были пожертвованы коллекции от целого ряда местных любителей. В частности в музей поступили большие коллекции птиц В. Н. Левчука и Л. В. Кондырева. Последний коллекционировал птиц в Кировском, Темниковском, Моршанском и Тамбовском уездах в период 1909 – 1913 г.г. Коллекции музея ежегодно пополнялись и в 1918 году был открыт для публики отдел показательных коллекций. Но вскоре общество потеряло своего первого председателя и основателя В. Н. Левчука, безвременно погибшего во время эпидемии сыпного тифа при исполнении обязанностей врача. Вместе с тем вскоре прекратилась и деятельность общества. Музей был закрыт. Его коллекции начали распыляться. Экземпляры птиц и зверей, монтированные на чучела, среди которых были и уники, поступили в городской музей. Оставшаяся же часть коллекций общества начала перемещаться по разным учебным заведениям и оставалась некоторое время без присмотра компетентных лиц. Все это, вместе взятое, имело пагубные последствия для целости и сохранности, собранных с большим трудом коллекций. Во время перевозок коллекция в значительной степени пострадала, так как были утеряны и попорчены многие экземпляры шкурок и черепов.

  Мною начаты были наблюдения над птицами в Тамбовской губернии в 1910 году и продолжены до 1920 года с перерывом в 1916 – 1917 г.г. Мои наблюдения и сборы относятся преимущественно к Тамбовскому уезду, за исключением 1915 г., когда я летом был командирован в Лебедянский уезд Тамбовским обществом любителей природы для орнитологических исследований. В 1920 году я вынужден был оставить свои занятия орнитологией. Однако в период 1920 – 1924 г.г. мне ежегодно приходилось экскурсировать в Спасском уезде и прилегающих участках Елатомского, Темниковского и Шацкого, где время от времени я продолжал коллектировать птиц. Что же касается других позвоночных животных, то они коллектировались мною попутно во время орнитологических экскурсий. Большая часть собранных мною коллекций поступила в музей общества. Общее количество коллекционных материалов, поступивших для составления списков видов, достигло до 1000 №№ (789 экземпляров птиц, 98 – млекопитающих и более 100 гадов). Однако подробная систематическая обработка этих материалов в силу уже указанных причин не была осуществлена. С большим сожалением мне приходится подчеркивать этот крупный пробел в работе, но я надеюсь, что дальнейшие исследования и пополнение ныне разрозненной коллекции не заставят себя долго ждать, и этот пробел будет заполнен.

   В настоящее время интерес к краеведению увеличивается. Сеть краеведческих организаций постепенно растет, что знаменует собой наступление нового этапа в истории изучения местного края. Поэтому я считаю вполне своевременным подвести итоги теперь тех работ, которые проделаны по изучению позвоночных животных в Тамбовской губернии до настоящего момента, и этим самым оказать то или иное содействие делу дальнейшего их изучения. Преследуя эту цель, я в настоящей краткой статье, помимо новых данных по фауне Тамбовского края, имеющих интерес для специалистов, привожу и сводку всех имеющихся сведений в той форме, которая бы позволила воспользоваться результатами наших исследований любителям и школьным работникам, как пособием при учебных занятий в школах и кружках, в чем давно уже ощущается потребность. И если таким путем удастся привлечь для продолжения начатых фаунистических работ новых лиц, я сочту эту цель вполне достигнутой. 

 <...> 

3. Естественно – исторические районы Тамбовского края и некоторые особенности фауны их наземных позвоночных.  С. 11—14.

  По отношению к широтным подразделениям палеарктической области большая часть Тамбовской губернии находится в зоне лесостепи, и только самые северные и юго-восточные части ее выходят за пределы последней, захватывая прилежащие окраины лесной и степной зоны. Таким образом, географическое положение описываемой местности уже обусловливает собой известное разнообразие ее природных условий, которые изменяются в северном и северо-западном направлениях. Смена почвенно-ботанических формаций на протяжении губернии подробно освещена в работах Алехина (1915) и Тумина (1916), исследования которых позволили установить и границы отдельных естественноисторических районов. Соответственно изменению почвенно-ботанических формаций, изменяется в известных пределах и фауна местного края. Ниже я указываю главнейшие отличительные черты фауны отдельных естественноисторических районов губернии, придерживаясь ботанического районирования последней, принятого В. В. Алехиным.

  Лесной район. Леса в Тамбовской губернии сосредоточены преимущественно в северной ее половине. Являясь непосредственным продолжением сплошных лесов Владимировской и Нижегородской губерний, главная масса тамбовских лесов широким языком простирается на юг по нижнему течению Мокши и правому берегу Цны, доходя до середины Тамбовского уезда. Эти леса строго приурочены к полосе слабо – подзолистых почв, которые с запада и востока окружаются открытыми пространствами северного и выщелоченного чернозема. Приблизительно на широте г. Моршанска данный лесной массив разделяется на две половины: северную и южную. Первая из них по своему растительному покрову наиболее близка к лесам северной России и характеризуется присутствием ели вместе с сопровождающей ее травянистой растительностью. Ель, наиболее распространенная в самых северных частях, постепенно редеет к югу, доходя отдельными дикорастущими экземплярами до г. Моршанска. В своей северной части лесной массив достигает в ширину 70 – 80 километров и состоит преимущественно из сосны, березы, осины, ольхи, дуба и ели. Характерным отличием фауны лесного района является присутствие целого ряда представителей лесной зоны (европейской тайги), каковыми являются из млекопитающих: медведь – Ursus arctos, заяц беляк – Lepus timidus и лось – Alces palmatus, а из гнездящихся птиц: белая куропатка – Lagopus lagopus, глухарь – Tetrao urogallus, рябчик – Tetrastes bonasia, большой улит – Totanus nebularius, уральская неясыть – Strix uralensis, черный дятел – Dryocopus martius, чиж – Chrysomitris spinus, желтоголовая трясогузка – Budytes citreola werae, хохлатая синица – Lophophanes cristatus, гаичка – Poecile atricapillus borealis, королек – Regulus regubus, клест – Loxia curvirostra, дрозд - белобровик – Turdus inusicus и дрозд – деряба – Turdus viscivorus. По мере удаления на юг фауна лесного района постепенно теряет своих таежных представителей. Белая куропатка, уральская неясыть, клест и королек, гнездящиеся на крайнем севере губернии в очень ограниченном количестве, в более южных частях лесного района на гнездовье не встречаются. Дрозд – белобровик и большой улит встречаются на гнездовье несколько южнее указанных видов, достигая р. Вада. Остальные виды достигают южной границы лесного района. Из южных видов в этом районе найдены: тушканчик Alactaga salitns, суслик Citellus suslicus, малая выпь Ardetta minuta и орел – карлик Hiferaetos pennatus. Кроме того, весьма обыкновенные в более южных районах губернии удод Upupa epops, сизоворонка Coracias garrulous, ортолан Emberiza hortulana L и ястребиная славка Silwia nisoria в лесном районе встречаются значительно реже, а кобчик Erythropus vespertinus, обыкновенный на гнездовье в южных районах, здесь, по-видимому, совершенно не гнездится, хотя встречается на пролетах. Характерным для этого района является также гнездование дубровника Emberiza aureola.

  Лесостепной район. В лесах южной половины Цнинского лесного массива ель уже встречается, но сосновые боры здесь также широко распространены, как и в северной половине. Эти леса глубоко заходят в степное пространство, но занимают уже более узкую полосу шириной приблизительно в 30 километров (на широте г. Тамбова). Разделенные Цнинским массивом восточная и западная окраины северной половины Тамбовской губернии представляют собой открытые пространства с небольшими островками лесов. Преобладающим типом почв является северный и выщелоченный чернозем. Южная граница этого района определяется северной границей распространения бобовника Amygdalus nana и степной таволжанки Spiraea crenifolia. Таежная фауна в этом районе представлена несколько беднее, чем в предшествующем. Медведь и лось встречаются в меньшем количестве. Заяц-беляк еще обыкновенен. Из вышеперечисленных для лесного района таежных птиц здесь гнездятся глухарь, рябчик, чиж, желтоголовая трясогузка, гаичка и дрозд-деряба. Фауна лесостепного района обогащается за счет представителей степной зоны, из числа которых здесь обитают тушканчик, суслик, степная пеструшка Lagurus lagurus, малая выпь, сокол балабан Hierofalco cherrug, орел карлик, орел-могильщик Aquila heliacal, степной лунь Circus macrurus, совка-сплешка Otus scops, шурка Merops apiaster и соловьиная камышевка Locustella luscinioides.

  Район луговых степей. На юг от границ лесостепного района, занимая почти всю южную половину губернии, простирается зона мощного чернозема или луговых степей, которая в юго-восточной части Борисоглебского уезда переходит в более ксерофитную зону обыкновенного чернозема или степи ковыльной. Ботанической границей между двумя последними зонами, по Алехину, является южная граница степного распространения Myosotis sylvatica и Leuconthemum vulgare. В свою очередь южная граница степного распространения – Brunella grandiflora и Sanguisorba officinalis – делит зону луговых степей на 2 полосы (северный и южный варианты). Указанные зональные границы имеют общее направление с ЮЗ на СВ и разделяют район луговых степей на 2 подрайона: северо-западный и юго-восточный.

  Северо-западный подрайон. Южная половина губернии вообще бедна лесами. Более или менее крупный массив их группируется по узкой полосе слабоподзолистых почв, облегающих главным образом, левый берег р. Воронежа в пределах этого подрайона. По характеру своей растительности эти леса очень близки к лесам по р. Цне в пределах лесостепного района. Здесь также преобладающими древесными породами являются сосна и береза, а травяная растительность их заключает целый ряд северных форм, общих для обоих массивов. Кроме того, сосновые боры, как того, так и другого массива, сопровождаются характерными для тайги сфагновыми болотами (покрытыми мхами из р. Sphagnum) и свойственной им северной флорой, многие представители которой находят здесь южную границу своего распространения. Фауна Воронежского лесного массива несколько беднее Цнинского. Из представителей таежной зоны здесь обитают только заяц беляк, дрозд-деряба (Turdus viscivorus) и гаичка (Poecile atricapillus borealis). Интересно отметить, что в лесах по Воронежу сохранился весьма редкий теперь бобр (Castor fiber). Здесь также еще сохранились: куница, барсук и белка. В небольшом количестве местами обитает еще тетерев (Lerurus tetrix). До революционного периода в этом районе оставались нераспаханными несколько маленьких участков целинной степи. Наиболее северным из них является «Ямская степь», расположенная в 12 верстах на ЮЗ от Тамбова. Степная фауна этого подрайона по мере удаления от границ лесостепного района обогащается новыми видами. Кроме уже перечисленных для предшествующего района южных видов, здесь появляется: из млекопитающих степной хорек Putorius eversmanni, слепыш Spalax microphthaimus, из птиц дрофа Otis tarda и чернолобый сорокопут Lanius minor, а из рептилий степная гадюка Coluber renardi. Суслики и тушканчики здесь становятся более обычными, также как и некоторые южные виды птиц.

  Юго-восточный подрайон. В этом подрайоне более или менее крупных лесных массивов нет. Здесь леса разбросаны небольшими группами вдоль р. Вороны и р. Савалы. Они исключительно состоят из лиственных деревьев и по характеру растительности отличаются от лесов Цнинского и Воронежского массивов, приближаясь к лесам южной России. Дубовые леса здесь получают преобладающее значение. Кроме дуба, здесь леса образуют осина, ясень, липа, вяз и виды клена (Acer campestre и Acer platanoides), а в долинах еще тополи, различные виды ив, черная ольха и береза. Моховые болота, встречающиеся в этих лесах, не имеют северного сфагнового характера. Они покрыты мхами из р. Polytrichum. Сосновый бор здесь растет только в одном месте на р. Вороне близ с. Сосновки на юге Борисоглебского уезда. Травяная растительность этого бора, в противоположность северным, состоит преимущественно из видов, свойственных песчаным степям. Из северных видов здесь в небольшом числе обитает только заяц-беляк и желтоголовая трясогузка (Budytes citreola werae). Кроме того, отрицательной чертой фауны лесов по Вороне является отсутствие на гнездовье некоторых чисто лесных птиц, как например, малого пестрого дятла Xylocopus minor, тетерева Lyrurus tetrix, сойки qarrulus glandarius, лесного жаворонка Lullula arborea, пищухи Certhia familiaris, длиннохвостой синички Aegithalus caudatus и пеночки теньковки Phylloscopus collybita. из лесных млекопитающих здесь отсутствуют барсук и белка. Интересно отметить наблюдение в этих лесах летом выводков, а поэтому и вероятное гнездование такой восточной формы, как белая лазоревка Cyanistes cyanus, которая в более западных районах на гнездовье не найдена. В этом подрайоне заметно увеличиваются в количестве удоды, сизоворонки и ортоланы. Редкие в других районах пастушок Rallus aquaticus и серая утка Anas strepera становятся здесь довольно обычными. Кобчик (Erythropus vespertinus) в этом подрайоне местами гнездится целыми колониями. Количество южных видов по сравнению с предшествующими районами здесь увеличивается. Помимо уже ранее указанных, здесь появляются стрепет Microtus tetrax, курочка крошка Porzana baiolloni, рыжая цапля Ardea purpurea и ястреб-тювик Astur brevipes.

  Район ковыльной степи. Что же касается Борисоглебского уезда, в особенности его юго-восточной части, лежащей в зоне ковыльной степи, то наши сведения о фауне этого района крайне скудны. Известно пока только, что только там сохранился такой характерный степной грызун, как байбак Marmota bobac. Есть также сведения о том, что там гнездится такая южная птица, как ремез Remiza pendulina, но вообще надо полагать, что степная фауна в этом районе наиболее полно выражена своими представителями и, вполне возможно, что здесь встретятся еще и другие степные виды, которые севернее его не найдены. К этому заключению приводят нас результаты зоологических исследований ближайшего и сходного с ним по природным условиям Балашовского уезда Саратовской губернии. (Силантьев, 1894 г.). Здесь помимо других степных видов найдены еще некоторые, неизвестные до сей поры в Тамбовской губернии, как то: степная пустельга Tinnunculus naumanni (Fleisch) и сибирский жаворонок Melanocorypha sibirica (qm), а из рептилий: черепаха Emys orbicularisol и песчаная ящерица Eremias arguta Pall.

<...> 

 8. О вредных млекопитающих Тамбовского края.

 <...> 

С. 30—31

  Суслик – Citellus suslicas guttatus. Суслик распространен по всей губернии, однако количество его постепенно редеет в северном и северо-западном направлении. Особенно много сусликов обитает в юго-восточных волостях Борисоглебского уезда, где он временами причиняет более или менее значительные повреждения хлебам. По восточной окраине черноземных почв северных уездов суслик выходит за пределы современной губернии, заходя местами в пределы елово-лесного района. Довольно много сусликов я наблюдал в северо-восточной части Спасского уезда. О времени пробуждения суслика и залегания в зимнюю спячку наблюдений не имеется. На юге Тамбовского уезда я уже много сусликов наблюдал 10 мая 1920 г. В Спасском уезде 27 июля 1921 года я много сусликов встречал у нор по дороге Спасск – Кошелевка.

  Волк – Canis lupus. За последнее время значение волка, как вредителя животноводства, снова возросло. Волк распространен по всей губернии, но наиболее часто он встречается в лесистых местностях. До начала мировой войны количество волков, вследствие ежегодно производившихся облав, в губернии прогрессивно уменьшилось. В наибольшей степени волки уничтожались в Тамбовском уезде, в котором уже, начиная с 1909 года, они стали очень редкими. Количество волков снова возросло за время революции и гражданской войны. Убытки, причиняемые волками местному хозяйству в последнее время, довольно значительны. По сведениям Тамбовского губсоюза охотников, в 1925 году от волков по губернии пострадало: лошадей 1076 (из них 918 жеребят), крупного рогатого скота 715, овец 6161, коз 224, свиней 97, гусей 4253. Кроме того, за этот год зарегистрировано 8 случаев поранения волками людей. За указанный год по губернии на охотах было убито около 100 волков.

 9. О промысловых и охотничьих животных Тамбовского края.

  В отношении промысловых и охотничьих зверей и птиц Тамбовская губерния очень бедна. Количество этих животных прогрессивно уменьшается, главным образом, вследствие несоблюдения законов об охоте и браконьерства в заповедниках и заказниках. Уменьшению количества водоплавающих птиц немало способствует еще сбор птичьих яиц, который местами производится на больших озерах, где эти птицы не перестали еще гнездиться. Из млекопитающих с промышленными целями в Тамбовской губернии, главным образом, добываются лисица и заяц. По учету Тамбовского губсоюза охотников за 1925 год по Тамбовскому уезду было взято около 500 лисиц и 4500 зайцев. В северных уездах добываются еще куница и белка, а местами и выхухоль. Из птиц добываются с промышленными целями для продажи на городских рынках преимущественно утки. За 1925 год спортивной и промысловой охотой в Тамбовской губернии добыто до 14000 уток. Из числа последних больше всего добывается кряква Anas boschas и чирков Querquedula circia и Qu. querquedula. Весной и осенью в продажу поступают, кроме этих уток, в довольно большом числе свиязи Mareca penelope, шилохвости Dafila acuta, гоголи Clangula clangula, красноголовые нырки Nyroca terina, хохлатые чернети Fuligula cristata, реже другие виды уток. Довольно много во время валового пролета на рынке бывает вальдшнепов Scolopax rusticola. Иногда привозят небольшие партии гусей Anser albifrons и Melanonyx segetum. Куриные птицы (глухари, тетерева) поступают на рынок единичными экземплярами и больше служат предметом спортивной охоты. Промысловая охота в Тамбовской губернии, вследствие бедности ее фауны ценными в этом отношении животными, имеет небольшое значение. Обычно в селе имеется один или несколько охотников – полупромышленников, для которых охота служит только подсобным промыслом, давая в среднем 50 – 100 рублей дохода от продажи сырья.

  Вследствие отсутствия где – либо правильного охотничьего хозяйства, целый ряд ценных животных находится накануне полного уничтожения. Таковы из млекопитающих: бобр, байбак, лось и медведь. С большой быстротой уничтожаются крупные куриные птицы. Лет 30 тому назад тетерева еще были обыкновенными в лесах по Воронежу, и здесь на весенних токах местами собиралось до 20 петухов. В настоящее время в этих лесах тетерев стал большой редкостью и в скором времени, вероятно, будет уничтожен окончательно. Также редок тетерев стал в лесах Цнинского массива. Более или менее обыкновенным он является в настоящее время в лесах Спасского уезда, где в 1925 году мне на токах приходилось видеть по несколько десятков этих птиц. Очень редкими в лесах Тамбовского уезда являются теперь и глухари. Рябчики, местами обыкновенные в северных уездах, в Тамбовском уезде встречаются только единичными экземплярами. Еще в начале нынешнего столетия на юго-востоке нашей губернии гнездился местами стрепет (Борисоглебский и Кирсановский уезды). Во время осенних кочевок он встречался небольшими стаями даже в окрестностях Тамбова. Но распашка последних целинных участков степи бывших частновладельческих имений, безусловно, лишит стрепета стаций, необходимых для его гнездования. Несколько чаще стрепета в Тамбовской губернии наблюдается дрофа, которая в 1919 году гнездилась даже на юге Тамбовского уезда в степных участках бывшего имения Строганова. Однако все эти ценные птицы очень редки в настоящее время в губернии и обречены на скорое уничтожение, если, конечно, не будут в ближайшее время реально осуществлены меры их охраны.

  Вблизи городов существует еще небольшой промысел на мелких воробьиных птиц, которые вылавливаются весной и осенью для продажи местным любителям певчей птицы, для содержания их в неволе. Однако количество добываемых путем ловли птиц (преимущественно чижей, щеглов, синиц, снегирей и некоторых других) очень незначительно для того, чтобы принести серьезный ущерб местному птичьему населению. Во всяком случае, этот ущерб является ничтожным по сравнению с теми колоссальными опустошениями среди дичи, которые несет за собой в настоящее время ружейная и псовая охота, вследствие несоблюдения самых элементарных правил охраны охотничьих животных.

  Цитированная литература.
Алехин В. В. 1915 г. Введение во флору Тамбовской губ. Изд. Тамбовского Губернского Земства.
Огнев С. И. и Воробьев К. А. 1924 г. Фауна наземных позвоночных Воронежской губ. Новая деревня. Москва.
Резцов С. А. 1919 г. Материалы по изучению орнитологической фауны Тамбовской губернии. Материалы к познанию фауны и флоры Российск. империи, отд. зоолог., в. Х.
Силантьев А. А. 1894 г. Фауна «Падов» Балашовского уезда, Саратовской губ. С.-Петербург.
Тумин Г. М. 1916 г. Почвы Тамбовской губ. Изд. Тамбовского Губернского Земства.
 
<...>