Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

ИСТОРИЯ.2009.Развитие библиотечной сети Тамбовской губернии в 1917-1920 гг.

Вестник ТГУ, выпуск 11(79), 2009 

Б.В. Борисов, И.В. Ураева 

РАЗВИТИЕ БИБЛИОТЕЧНОЙ СЕТИ ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В 1917-1920 гг.

К моменту октябрьского переворота 1917 г. Тамбовская губерния являлась типично аграрной как с экономической, так и с демографической точек зрения (из почти трехмиллионного населения крестьянство составляло 92 %), и, одновременно, не отличалась высоким уровнем культурного развития (из каждых 100 жителей 84 были неграмотны).

Задача реорганизации библиотечного дела была важной частью общего плана политического, хозяйственного и культурного строительства нового государства.

На 1 января 1917 г. в Тамбовской губернии было 705, а к началу революционных событий - около 600 библиотек [1], подавляющее большинство которых (400) составляли  народные библиотеки, размещавшиеся в основном при школах и имевшие небольшие собрания книг, преимущественно религиозного и монархического содержания. Понятно, что новую власть такие библиотеки устраивать не могли, и самым острым вопросом библиотечного строительства в Тамбовской губернии стало создание сети общедоступных библиотек, призванных стать проводниками политики коммунистической партии.

Управление библиотечным делом в целом по стране осуществлял внешкольный отдел (преобразованный в 1920 г. в Политико-просветительный), созданный в Наркомпросе решением ВЦИК от 9 ноября 1917 г. В его структуре для руководства реорганизацией и развертыванием новой сети библиотек и читален был выделен библиотечный подотдел, сотрудники которого составляли рекомендательные списки литературы в помощь комплектованию библиотек для рабочих, крестьян, красноармейцев, каталоги передвижных библиотек, методические пособия, инструктивные и директивные документы.

В апреле 1918 г. внешкольный подотдел был создан при Тамбовском губернском отделе народного образования (губоно). В его составе выделялся библиотечный подотдел, план работы которого на 1918 г. предусматривал составление инструкций к устройству библиотек, издание рекомендательных каталогов и каталогов передвижных библиотек [1, с. 46]. Кроме того, важно отметить, что подотдел планировал также рассмотрение вопросов о роли «библиотекаря как руководителя чтения» [2]. Вопросами библиотечного строительства в уездах стали заниматься библиотечные секции, созданные при внешкольных подотделах уездных отделов народного образования (уоно) [1, с. 46]. Таким образом, впервые в истории Российского государства были созданы государственные органы управления библиотечным делом [3].

Сразу после установления советской власти в губернии (март 1918 г.) принимаются первые шаги к решению задачи развития сети библиотек. Делегаты II губернской партийной конференции (август 1918 г.) от Спасского, Усманского, Тамбовского, Липецкого и др. уездов отмечали, что местные организации РКП (б) придавали большое значение в агитационной и пропагандистской работе деятельности библиотек и выступали инициаторами их создания [4].

В соответствии с «Общим планом организации дела народного образования» для руководства культурным строительством на местах «всюду при Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов создаются областные, губернские, уездные и волостные Советы народного образования» [2, л. 15].

В 1918 г. советское правительство приняло ряд постановлений, направленных на перестройку библиотечного дела - постановление СНК (Совета Народных Комиссаров) от 26 апреля 3918 г. и от 7 июня 1918 г. «О постановке библиотечного дела». Особую роль сыграл изданный 17 июля 1918 г. декрет «Об охране библиотек и книгохранилищ РСФСР». Во всей стране началась работа по национализации книг и библиотек.

Тамбовский губоно  выполняя декрет, принимает решение о регистрации «библиотек коллективов, профсоюзов и других организаций» [5]. Большое количество монастырских, храмовых библиотек и личных собраний (более 1 087) были запрещены и национализированы [6].

Библиотечный подотдел Тамбовского губоно разработал циркуляр, в соответствии с которым осуществлялось руководство всеми национализированными и эвакуированными библиотеками, регистрировал библиотеки и принимал меры по их охране через местные Советы. В ходе проведения национализации во многих волостях были взяты на учет уникальные книжные собрания: например, в Александровской (имение Петрово-Соловово), в Богородицко-Араповской (имения Аносова, Ланской, Арапова), в Знаменской (имение Щербатова), в Петровской (имение Куровской), в Троице-Росляйской (имения Охотниковой, Строганова) [1].

«На основе реквизированных коллекций повсеместно образовывались общедоступные государственные и профсоюзные библиотеки, избы-читальни, библиотеки различных просветительных обществ и учреждений» [3, с. 66]. Это движение получило широкое распространение и в Тамбовской губернии. Культурно-просветительные кружки и библиотеки при них были созданы в с. Торповке, Сукмановке и др.

На основе реквизированных книг Демидовского и Кондровского имений, а также части фонда бывшей земской библиотеки была создана Центральная библиотека в Темникове [7]. Токаревская районная библиотека была организована из конфискованных частновладельческих библиотек купцов губернии. В основу фондов Красивской волостной, Каменской районной, Сампурской районной библиотек легли собрания помещиков Луженовского, Поземского, Аносова, Зубкова, Гуськова, Давыдова, Комсиных [7, л. 331]. Темниковский уездный отдел народного образования направил во все волости уезда телефонограммы «о передаче книг из всех частновладельческих имений в распоряжение уже организованных библиотек» [8].

Во второй половине 1918 г. в Тамбовской губернии продолжалась работа местных Советов по открытию новых библиотек. Особенно быстрый рост библиотечной сети наблюдался в Козловском уезде. Как отмечалось на 5-м уездном съезде Советов, в период с мая по декабрь 1938 г. количество библиотек в уезде выросло с 3 до 31 [9]. Происходит процесс объединения маломощных библиотек. Из нескольких мелких библиотек была создана, например, крупная библиотека в г. Липецке.

Всего к концу 1938 г. на территории Тамбовской губернии насчитывалось 389 библиотек и изб-читален [1, с. 48].

В 1919 г. строительство библиотечной сети на Тамбовщине приобретает более организованный характер. Этот вопрос рассматривался на 2-й Губернской внешкольной конференции (май 1919 г.). Постановление конференции «По выработке сети внешкольных учреждений» устанавливало, что «место открытия крупных библиотек (центральных, районных и подрайонных) определяется сетью соответствующих народных домов». Сеть же сельских основных библиотек должна совпадать со «школьными районами, в основу которых должны быть положены индивидуальные характеристики селений в смысле количества жителей, топографических и бытовых условий. Передвижные библиотеки функционируют вне сети» [10]. Состоявшаяся затем Губернская конференция деятелей по статистике народного образования также подтвердила, что «каждый просветительный пункт, обслуживающий район приблизительно равный школьному», должен включать в себя библиотеку [10, л. 33]. В целом размещение библиотек осуществлялось по принципу административно-территориального деления: библиотеки открывались в уездах и волостях, избы-читальни - в сельской местности.

Вопросы организации сети библиотек рассматривались в уездных отделах народного образования. 3-й Темниковский уездный съезд по просвещению рекомендовал «приурочить библиотеки и избы-читальни к более населенным пунктам» [8, л. 55], в «Инструкции об организации изб-читален в Шацком уезде» говорилось, что библиотеки и избы-читальни должны открываться Б каждом районе [11]. Эти документы представляют собой первые попытки планомерной организации сети библиотек в губернии.

Вместе с тем положениям плана не хватало четкости, не были учтены рекомендации «Общих положений о постановке библиотечного дела в РСФСР», принятых на Первой библиотечной сессии наркомпроса, об основных звеньях библиотечной сети [3, с. 98]. Конкретного плана организации и развития сети библиотек (как это было, например, в Костромской или Пензенской губерниях [3, с. 73-75]) в Тамбовской губернии в эти годы создано не было. Развитие сети библиотек Тамбовщины в 1919-1920 гг. происходило так же, как и в большинстве губерний РСФСР [3, с. 75-80]. В губернии была создана центральная губернская библиотека, центральные библиотеки - во всех уездах; последующими звеньями сети библиотек были районные, волостные и сельские библиотеки. Широко развивалась сеть изб-читален.

Работа по созданию  уездных центральных библиотек в губернии велась с 1918 г. и проводилась на базе библиотек, существовавших до революции или путем объединения нескольких библиотек. В течение 1919 г. были созданы центральные библиотеки во всех уездах, кроме Лебедянского.

Несмотря на сложную политическую обстановку (летом 1919 г. корпус деникинской армии во главе с генералом Мамонтовым совершил рейд по Борисоглебскому, Тамбовскому, Козловскому, Усманскому уездам), продолжалось развитие сети районных и сельских библиотек.

Главной чертой районных библиотек было их размещение вне административного центра и несовпадение зоны обслуживания с принятым тогда административно-территориальным делением. Они облегчали уездным центральным библиотекам выполнение обязанностей центрального библиотечного учреждения, являясь промежуточным звеном между нею и низовой библиотечной сетью [3,с. 121].

Особенно интенсивно рост сети библиотек в 1919 г. проходил в Борисоглебском, Липецком, Козловском, Кирсановском, Моршанском уездах. Всего к концу 1919 г. в губернии насчитывалось 11 центральных, 12 городских и 386 районных, волостных и сельских библиотек [12]. Но, несмотря на многочисленные усилия местной власти, в губернии существовали и такие населенные пункты, где совершенно не осуществлялась работа по внешкольному образованию.

В 1920 г. политическая ситуация в Тамбовской губернии обострилась. Летом 1920 г. вспыхнуло продолжавшееся почти год крестьянское восстание под руководством А. Антонова. В Тамбовскую губернию были направлены регулярные части Красной армии. Многие библиотечные работники были призваны в армию. Например, Моршанский уездный отдел народного образования в отчете за 1920 г. отмечает: «Ввиду призыва на военную службу внешкольников пришлось закрыть библиотеки в селах Черкине, Ракше, Волхонщине» [1, с. 51].

Несмотря на это, развитие библиотечного дела на Тамбовщине продолжалось. Для улучшения руководства библиотечным строительством в феврале 1920 г. создается библиотечная коллегия Губоно. Как отмечалось в отчете Губоно, «таким образом, при Внешкольном подотделе будет действовать постоянный орган из лиц, непосредственно ведущих библиотечную работу и явится возможность... выработать правильную и единообразную постановку библиотечного дела» [12, л. 81].

Расширение сети библиотек происходило постепенно. В феврале 1920 г. в Моршанском уезде открываются 5 библиотек (1 районная, 2 волостные, 2 сельские), а к ноябрю 1920 г. открываются еще 3 волостные библиотеки [1, с. 51].

Решением Коллегии губоно 23 марта 1920 г. в Тамбове создается Губернское книгохранилище, в основу которого был положен фонд Особой библиотеки бывшего «Тамбовского общества народных чтений» [1, с. 51] и книжное собрание П. и С. Строгановых [12, л. 296]. Общий объем фонда составил 40 000 экз. [12, л. 198]. С ноября 1920 г. в книгохранилище началось обслуживание читателей. Таким образом, значительно расширились возможности удовлетворения нужд в книге губернского центра.

Положительное влияние на развитие сети библиотек Тамбовской губернии оказали решения III Всероссийского совещания заведующих внешкольными подотделами губернских отделов народного образования (февраль 1920 г.) о «полном объединении всех библиотек в одну общую сеть» [3, с. 105].

Основным документом, определяющим программу библиотечного строительства, стал декрет Совнаркома «О централизации библиотечного дела в РСФСР», в основу которого легли задачи планомерной организации работы библиотек, ликвидации их ведомственной разобщенности и создания единой централизованной системы.

В этот же период происходит реформирование и развитие сети школьных библиотек. По решению отдела единой трудовой школы Наркомпроса о немедленной организации центральных школьных библиотек [1, с. 52], руководствуясь «Положением о центральных школьных библиотеках-читальнях», в котором «отделам народного образования при губернских совдепах» предлагалось «в срочном порядке выработать сеть центральных школьных библиотек, приурочивая их к городам и крупным селам» [13], губоно и уездные отделы народного образования начинают создание сети школьных библиотек в Тамбовской губернии. Организация новых школьных библиотек во многом связывалась с развитием процесса ликвидации неграмотности, именно на данный тип библиотек обращалось особое внимание органов власти.

Школьные библиотеки открываются в Борисоглебском, Кирсановском, Усманском, Елатомском, Темниковском и Шацком уездах. В некоторых уездах школьные отделения создаются при центральных библиотеках для взрослых (Лебедянский, Спасский).

Одновременно в губернии открывались первые педагогические библиотеки - в г. Тамбове, Кирсанове, Моршанске. При губернском отделе народного образования была создана Центральная справочно-педагогическая библиотека.

В уездах постепенно развивалась внестационарная работа. Главной ее формой были передвижные библиотеки.

После революции 1917 г. в стране произошла существенная трансформация культурной среды, внесшая изменения в разнообразие типов культурно-просветительных учреждений, один из которых - изба-читальня - появился именно после революционных преобразований.

Рост сети изб-читален в Тамбовской губернии начинается в 1919 г. В некоторых уездах, например -, в Шацком, разрабатываются «Инструкции об организации изб-читален» [11, л. 81]. Решения об открытии изб-читален принимают отделы народного образования Лебедянского, Елатомского, Козловского и других уездов.

В Тамбовской губернии к июлю 1919 г. в десяти уездах находилось 277 изб-читален, т. е. в среднем на один уезд приходилось 28 [3, с. 80].

В октябре 1920 г. Губоно планирует «открыть и пустить в ход на каждую тысячу жителей 1 избу-читальню». Например, в Лебедянском уезде только за один месяц было организовано 35 изб-читален, в Кирсановском уезде - 37. Однако из-за слабости материальной базы, отсутствия кадров и надлежащей поддержки со стороны местных властей многие избы-читальни существовали лишь на бумаге. Всего к концу 1920 г. в губернии насчитывалось 752 избы-читальни [1, с. 52].

Партийные органы рассматривали избы-читальни (как и другие культурно-просветительные учреждения) как опорные пункты власти в развертывании массово-политической и агитационной работы среди сельского населения, для чего стремились систематически пополнять избы-читальни произведениями К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, агитационно-пропагандистской и сельскохозяйственной литературой, периодическими изданиями.

К концу 1920 г. библиотечная сеть Тамбовщины в разрезе уездов выглядела следующим образом (табл. 1).

Общее количество библиотечных учреждений (с избами-читальнями) к концу 1920 г. -1152. Что касается собственно цифровых данных, то, вероятно, они несколько искажают действительную картину. В Тамбовской губернии, как и во всей стране, «организации статистики библиотечного дела мешали военные действия ...неопытность и недостаточная организованность аппарата библиотечных секций на местах» [3, с. 112]. Губоно предпринял ряд мер, направленных на организацию библиотечной статистики. В мае 1919 г. одно из заседаний Губернской конференции деятелей по статистике народного образования целиком было посвящено вопросам библиотечной статистики и отчетности. В резолюции конференции указывалось на необходимость «распространения инструкций и указаний по библиотечной статистике среди всех библиотечных работников», «подвергать статистическому учету... все библиотеки, без исключения, к какому бы комиссариату или учреждению они не принадлежали» [10, л. 31]. В январе 1920 г. Внешкольный подотдел Губоно «разработал схемы ежегодной отчетности по библиотекам, которые разосланы по уездам, вместе с напоминанием о регулярной отчетности» [12, л. 55]. В отчете подотдела за август 1920 г. говорится, что «приняты меры к урегулированию библиотечной отчетности и статистики. Разработаны формы местной отчетности о библиотеках и формы губернской сводки» [12, л. 198].

Поскольку Внешкольный отдел Наркомпроса «не смог разработать единую форму статистической отчетности библиотек, позволяющую точно учесть имеющиеся в стране виды библиотек» [3, с. 114], то наблюдается некоторое различие в распределении библиотек по видам в отчетах Тамбовского  губоно и данных Наркомпроса [3, с. 113]. Так, например, в данных Тамбовского  губоно волостные библиотеки объединены в одной графе с сельскими, в данных Наркомпроса сельские библиотеки отражены в графе «прочие» и т. п.

Если даже учитывать, что данные Наркомпроса отражают состояние сети библиотек губернии на 1 июля 1920 г., а данные Губоно - на конец 1920 г., то все равно трудно объяснить значительную разницу между общим количеством библиотечных учреждений в двух этих документах (по данным Наркомпроса - 571, по сводкам Губоно - 1 152). Особенно велика разница в количестве изб-читален - 277 и 752.

В отчете Губоно за октябрь 1920 г. констатируется: «Наладить связь с уездами пока не удалось, что мешает выяснить картину состояния библиотечного дела на местах» [12, л. 252]. Поэтому данные  Губоно о количестве библиотек в губернии на конец 1920 г. нельзя считать абсолютно точными. Но совершенно очевидно что, несмотря на сложную политическую обстановку в губернии и продолжавшиеся бои гражданской войны, были предприняты первые, и в целом позитивные, шаги по реорганизации библиотечного обслуживания населения. По сравнению с дореволюционным периодом более чем в 1,5 раза увеличилось количество библиотек (до 1917 г. - около 600, в 1920 г. - более 1000). Особенно интенсивно развивалась сеть сельских библиотек и изб-читален, что было особенно важно в условиях почти поголовной безграмотности крестьянства.

Таблица 1

Сеть библиотек и изб-читален Тамбовской губернии на конец 1920 г.

 

Библиотеки

 

Уезд

Централь-

ные

 

городские

районные

сельские основные

передвижные

справочно-педагогические

Избы-читальни

1. Елатомский

1

1

1

16

1

1

79

2. Борисоглебский

сведений нет

3. Кирсановский

1

2

13

28

3

1

203

4. Козловский

1

7

4

20

3

1

96

5. Лебедянский

1

-

12

3

-

-

52

6. Липецкий

1

-

14

55

-

1

-

7. Моршанский

1

8

26

25

15

-

5

8. Спасский

1

_

5

19

4

-

8

9. Тамбовский

1

5

11

17

-

-

128

10. Темниковский

1

1

-

16

-

-

71

11. Усманский

1

_

1

40

-

1

24

12. Шацкий

1

-

8

-

-

-

86

ВСЕГО

11

24

95

239

26

5

752

 

 _________________________________________

1. Ромах Н.И. Из истории создания библиотечной сети на Тамбовщине (1917-1920 гг.) // История библиотечного дела в СССР: сб. науч. тр. М., 1975. Вып.1. С. 45-56.
2. ГАТО (Гос. арх. Тамбовской области). Ф. Р-1404. Oп. 1. Ед. хр. 3. Л. 21.
3. Абрамов К.И. Библиотечное строительство в первые годы Советской власти. 1917-1920. М., 1974. С. 34-35.
4. Борьба рабочих и крестьян под руководством большевистской партии за установление и упрочение Советской власти в Тамбовской губернии. (1917-1918 гг.): сб. док. Тамбов, 1957. С. 184-189.
5. Бюллетень Тамбовского губернского статистического бюро. № 12 (1 нояб. 1927 г.). Тамбов, 1927.
6. Медведева О.В. Библиотечное дело как часть историко-культурного наследия Тамбовской губернии (XVIII - начало XX вв.): монография. Тамбов, 2007. С. 99.
7. ГАТО. Ф. Р-1409. Oп. 1. Ед. хр. 394. Л. 56.
8. ГАТО. Ф. Р-1404. Oп. 1. Ед. хр. 122. Л. 56.
9. ГАТО. Ф. Р-1404. Oп. 1. Ед. хр. 139. Л. 9.
10. ГАТО. Ф. Р-1404. Oп. 1. Ед. хр. 119. Л. 53.
11. ГАТО. Ф. Р-1404. Оп. 1.Ед.хр. 136. Л. 81.
12. ГАТО. Ф. Р-1404. Oп. 1. Ед. хр. 278. Л. 15.
13. Положение о центральных библиотеках-читальнях // Народное образование. 1919. № 26-28. С. 26-28.