Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

ИСТОРИЯ КРАЯ.1966.ОБ УЧАСТИИ ГОРОДСКИХ НИЗОВ В БУЛАВИНСКОМ ВОССТАНИИ / Е. П. Подъяпольская

Города феодальной России. Сборник статей памяти Н.В.Устюгова - М., 1966.
Е. П. Подъяпольская

ОБ УЧАСТИИ ГОРОДСКИХ НИЗОВ В БУЛАВИНСКОМ ВОССТАНИИ

Крестьянская война начала XVIII в., получившая в исторической литературе наименование «Булавинского восстания», являлась подлинным народным движением, в котором, помимо крестьян, приняли активное участие и другие угнетенные слои феодального общества, в том числе городская беднота и мелкий посадский люд.
Булавин и его товарищи понимали, как важно привлечь на свою сторону городских жителей и с их помощью превратить города, которые являлись средоточием административной и военной силы правительства, в оплот повстанческой защиты и повстанческих порядков. Мелькала перед восставшими отдаленная заманчивая и возвышенная мечта: «Идем до самой Москвы». Но конкретная обстановка заставляла трезво искать союзников в ближайших к району восстания городах.

Уже в конце 1707 г. правительству стало известно, что Булавин хочет «учинить возмущение» в великороссийских городах, что донские казаки собираются «итти на Русь» и зовут с собою запорожцев. В начале 1708 г. 1 Булавин сам поехал в Сечь и звал запорожцев в поход на русские города. О призывах к походу «в Русь бить бояр» находим многочисленные указания в документах2. Булавин посылал «обольстительные» письма, писал один из ранних историков Булавинского восстания3. Такое «обольстительное» или «прелестное» письмо дошло до нас в нескольких вариантах.
Это замечательное воззвание адресовано «в русские города, села и деревни» от имени не только главы восстания К. А. Булавина, но всего «съездного» Войска Донского, собравшегося в Пристанском городке. В течение марта в Пристанский городок на Хопре прибывали отовсюду повстанцы группами и в одиночку; 20—23 марта туда явился Булавин, а 24-го повстанческое войско,
имевшее более 20 тыс. человек, двинулось в поход к Черкесску, чтобы захватить столицу Войска Донского, свергнуть ненавистных старшин и предпринять после этого поход на Русь против «худых начальных людей».
Воззвание отразило не только замыслы повстанцев, но и разнородный состав тех, которые собрались в Пристанском городке. По-видимому, среди собравшихся были и горожане, так как листовка называла посадских и торговых людей. Повстанцы заверяли их в безопасности: «от нас вы... обиды никакой ни в чем не опасайтесь», предлагали им «стоять за одно», не враждовать друг с другом и с «черными людьми»; «не бить и не грабить, и не разорять», и «не спущать за злое дело худым людем, князем и бояром, прибыльщиком, и немцем». Листовку скрепляла печать войскового походного атамана К. А. Булавина. Чтобы обеспечить широкое распространение письма, оно сопровождалось, с одной стороны, угрозами за его утайку или потерю, а с другой,— приказом списать воззвание и послать копии в другие города вплоть до Тулы. Один из вариантов «прелестного» письма, направленного в Воронеж, предлагал посылать списки с него в Валуйку, Оскол, Чугуев, Белгород и прочие города. Известно, что такое письмо попало в Тамбов; подобные воззвания циркулировали в марте в Тамбовском и Козловском уездах; возможно, что один из вариантов дошел до Саратова, так как в марте оттуда пришли «совет-ные» письма к повстанцам.
По-видимому, тогда же, во второй половине марта, появилась еще одна листовка, которая призывала «вольных всяких чинов людей» к восстанию и сулила безопасность посадским и торговым людям. Листовка была составлена из двух «прелестных» воззваний: наиболее раннего (известного нам) «возмутительного письма» конца 1707 — начала 1708 г. с концовкой, явно заимствованной из воззвания 20—23 марта: «Да худым людям, и князьям и боярам и немцам, за их злое дело не спущайте. А своих людей, посадских и торговых, не троньте»4.
В мае появилось еще одно воззвание «в русские великого государя городы стольником и воеводам и приказным людем, а в селах и в деревнях заказным головам и десятником и всякой черни». Это известная листовка походного атамана Никиты Голого, обращенная к городской и деревенской бедноте, с призывом присоединиться к повстанцам, которые идут под Рыбный: «А вы, го-лотьба и вся, идите изо всех городов конные и пешие, нагие и босые, идите, не опасайтеся: будут вам кони, и ружье, и платье, и денежное жалованье» 5.
Таким образом, сохранились три листовки к русскому городскому населению, которые содержат решительные лозунги, близкие городской и деревенской бедноте и мелкому посадскому люду.
Кроме того, булавинцы неоднократно заверяли торговых людей о своем доброжелательном отношении 6.
Лозунги, брошенные городскому населению, находили в нем отклик. К восстанию примкнули города Борисоглебск, Дмитриевск на Камышенке, Царицын, Бобровск, Мокшанск, Чембары. Многие жители Азова, Тамбова, Саратова принимали участив в борьбе повстанцев за эти города. Мы видим повстанцев из Белгорода (в том числе известного атамана бурлаков Тихона Белгородца), Козлова (среди козловцев — повстанческий атаман Алексей Скрылев7), Воронежа, Каменного Затона, Валуек, Изюма, Ельца, Недрыгайлова, Стародуба, Нежина (другой атаман бурлаков — «Нежинский»).
Но мы имеем скудные сведения о том, из каких групп населения были повстанцы этих городов, даже тех, которые находились в руках восставших более или менее длительно.
Повстанческий Борисоглебск держался долго, почти год, мы знаем около десятка имен активных повстанцев — борисоглебцев, но из какой среды городского населения они были,— сведений нет, известны только двое слобожан и один площадной подьячий.
Дмитриевск на Камышенке продержался около трех месяцев, атаманом его был камышинский житель Трофим Трофимов, к восстанию примкнули камышницы, в состав их входили бурлаки и солдаты; возможно, Иван Земин, увлекший за собой бурлаков, когда Дмитриевские повстанцы под давлением правительственных сил покинули родной город, также был бурлаком. Находились ли среди камышинцев мелкие посадские и служилые люди — неизвестно.
Царицын, именно «старый город», принадлежал повстанцам около двух месяцев, а «малая» царицынская крепость — всего три дня. Состав царицынских повстанцев неизвестен. Вероятно, немалую роль там играли бурлаки, так как походное войско, выступившее к Царицыну, состояло главным образом из них; возглавлял войско атаман Иван Павлов; он и управлял повстанческим городом. Павлов пришел в Царицын с тысячным войском, а после поражения, нанесенного правительственными силами, появился на Дону с внушительным отрядом из 3 тыс. человек. Вероятно, в этом отряде было много царицынцев, но снова неясно, к каким группам населения они принадлежали.
Азов был осажден повстанцами 5—6 июля 1708 г. Осада шла со стороны Алексеевского городка, где находились слободы посадских людей, пушкарей, матросов и мастерские строительных рабочих. Повстанцы укрепились на Деловом дворе среди лесных материалов. Конечно, восставшие нашли сочувствие и поддержку работных людей, заняв эти позиции.
О деятельности работных людей и бурлаков в Булавинском восстании сохранилось много свидетельств.
Вероятно, к мелким служилым людям принадлежали повстанцы из козловцев, тамбовцев, воронежцев и т. д. 8 Есть сведения о том, как в восстание включались гарнизонные солдаты.
Таким образом, участие городских низов в Булавинском восстании несомненно, но полная картина этого явления еще не создана; следовательно, необходимо продолжить поиски материалов в этом направлении.


1 До 11 февраля.
2 «Булавинское восстание». Сб. документов. М., 1935, стр. 228; «Письма и бумаги НМЛ. Петра Великого», г. VII, вып. 2. М.—Л., 1946, стр. 874; «Исторический архив», 1960, № 6, стр. 136; ЦГАДА, ф. Кабинет Петра I, отд. I, кн. 18, л. 513, 514.
3 В. Б. Броневский. История Донского Войска, ч. I. СПб., 1824, стр. 253
4 Е. П. Подъяпольская. Булавинское восстание. М., 1962, стр. 46— 47. Листовку привел И. И. Дубасов (Очерки из истории Тамбовского края, вып. 3. М., 1883, стр. 57).
5 «Булавинское восстание», стр. 466—467, № 248 (документ датирован составителями ошибочно «не позднее июля». О дате этой листовки (май) см.: Е. П. Подъяпольская. Указ. соч., стр. 49—50; ср. стр. 150—151).
6 Булавинское восстание, стр. 230, 250, 450—451; Письма и бумаги имп. Петра Великого, т. VII, вып. 1. Пг., 1918, стр. 600-602.
7 И. И. Дубасов. Очерки ив истории Тамбовского края. М., 1883, стр. 10.
8 Многие повстанцы в прошлом являлись выходцами из разных городов: Ларион Мамонтов и Петр Семейченок — из Козлова, Ефим Мазлов и Тимофей Овчинников — из Тамбова; Михаил Иванов — бывший изюмец, Аким Романов — бывший валуйчанин; запорожский казак Юрий Бутылевич — выходец из Стародуба; Михаил Скоробогатов был жителем Недрыгайлова, Харькова, Тора и наконец стал казаком в Черкасске (Е. Подъяпольская. Новое о восстании К. Булавина.—«Исторический архив»1960, №8, стр. 118-142).