Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

История края.1989.Военно-географическая экспедиция 1685 года в Тамбовском крае

ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ ЧЕРНОЗЕМНОГО ЦЕНТРА РОССИИ (дооктябрьский период)
Межвузовский сборник научных трудов
Воронеж. Издательство Воронежского университета 1989.


Ю. А. Мизис

Тамбовский педагогический институт


Военно-географическая экспедиция 1685 года в Тамбовском крае

(отрывки из статьи)

...

Истории Русского государства в эпоху позднего феода­лизма во многом определялась наличием огромного фонда  свободных земель. Так, в XVII в. происходил процесс быст­рого заселения и освоения новых плодородных земель юж­ной лесостепи. Он был связан не только с мощной вольной колонизацией, но и многочисленными мероприятиями пра­вительства. В их число входило строительство новых горо­дов и линий укреплений. Все эти меры предварялись, как правило, специальными правительственными экспедициями, получившими у историков название «военно-географичес­ких» 1. Известно о проведении па юге России в XVII в. пяти таких крупных экспедиций. Они разнились по целям и зада­чам, масштабам и численности участников, но самое глав­ное, они, кроме выбора места для строительства укреплений, оставляли подробное географо-экономическое описание малоосвоенных территорий Русского государства.

На протяжении XVII в. важнейшим направлением внеш­ней политики России оставался южный вопрос. В его осно­ве лежали задачи ликвидации в степях господства татар­ских орд, прежде всего Крымского ханства, и выхода к Черному морю. Эта внешнеполитическая цель переклика­лась с внутренними потребностями страны. Экстенсивный характер развития сельского хозяйства требовал все новых и новых земельных площадей. Старые земельные угодья центральных уездов страны уже не удовлетворяли потреб­ностей ее экономики. Поэтому вопрос освоения Центрального Черноземья встал в то время с наибольшей остротой.

Традиционной формой наступления русского правитель­ства на степь являлось строительство линий укреплений. В 30-50-х гг. XVII в. здесь были сооружены Белгородская, Тамбовская, Ломовская, Саранская и ряд других черт. Сыграв важную роль в укреплении южных границ, они к началу 80-х гг. уже не удовлетворяли потребностей оборо­ны страны. Началось освоение земель, расположенных юж­нее старой линии обороны. Подписание в 1681 г. Бахчиса­райского мира с Турцией и Крымским ханством еще не означало спокойствия на южных рубежах России. Сохранялась опасность постоянных мелких и даже крупных набегов кочевников. Со всей очевидностью встал вопрос о новых правительственных шагах по укреплению южных границ го­сударства.

В связи с этим в первой половине 80-х гг. XVII в. в правительственных кругах возникли планы строительства ряда новых укрепленных линий. Среди них - Изюмская, Сызранская, Битюгская черты. Часть из них была сооруже­на, другие же так и остались в проектах. Изюмская черта была построена в 1680 г., что позволило прикрыть террито­рию много южнее Белгородской черты2. Естественно встал вопрос о защите земель, расположенных к югу от восточно­го фланга Белгородской и Тамбовской черт, т. е. о строи­тельстве укреплений по Битюгу.

Прежде чем начать строительство новой черты, сюда была послана крупная военно-географическая экспедиция. Она работала летом 1685 г. на территории нынешних Там­бовской, Воронежской и Липецкой областей. Цели, задачи и итог работы экспедиции в исторической литературе пол­ностью не рассматривались. Исследователи основное вни­мание уделяли работе только одного из ее отрядов, кото­рым руководил жилец И. Жолобов3. Архивные материалы позволяют проследить весь ход работы экспедиции 4.

Экспедицию готовил и проводил Разрядный приказ. Ее маршрут должен был проходить по почти безлюдным мес­там, не имевшим постоянного населения. Здесь находились только промысловые угодья жителей Козловского и Тамбов­ского уездов. Общее руководство экспедицией осуществлял князь и воевода Михаил Федорович Шейдяков. В его под­чинение передавались 2400 служилых людей ряда южных городов. В их число входили опытные проводники-вожи и чертежники. Делопроизводство вела группа подьячих во главе с дьяком Иваном Нагоморским.

Правительство поставило перед экспедицией основную цель: выбрать место для строительства новой черты по р. Битюг. Попутно решались и другие задачи. Разрядный приказ рекомендовал осмотреть Козловский и Тамбовский валы и предложить меры по их ремонту, а также обследо­вать бассейны рек Битюга, Матыры и Икорца и определить места будущих селений. Таким образом, экспедиция рас­сматривалась как важная правительственная акция на юге Русского государства, имеющая политическое и экономичес­кое значение.

Экспедиция начала свою работу в июле 1685 г. Ее базо­вый лагерь располагался у Вельского городка, находивше­гося на западном фланге Козловского вала. Отсюда отряды экспедиции разошлись по своим маршрутам.

...

Второй отряд возглавил жилец Иван Иванович Жолобов. В его состав вошли 2 «старых» подьячих, чертежник и свыше 160 копейщиков, рейтар и станичных «вожей». Отряд И. И. Жолобова должен был выполнить основную задачу экспедиции: осмотреть берега р. Битюг и выбрать место для строительства здесь новой черты. «Да лесов и речек, и вся­ких угодий... и на мелких местах бродов осмотреть и опи­сать, и на чертеж начертить», - говорилось в правительст­венном указе 9.

7 августа отряд вышел из Тамбова и двинулся по задан­ному маршруту. Его путь лежал от Тамбова через Кузьми­ну Гать к верховьям Битюга, затем вдоль его русла до устья и далее вверх по Дону. В ходе работы отряда велось под­робное описание местности. Для составления чертежей оп­ределялись расстояния между различными географически­ми объектами. Большую помощь в этом оказывали местные проводники. С их помощью определялись расстояния до ближайших крупных населенных пунктов: Тамбова, Козло­ва, Усмани или Хоперских казачьих городков. В качестве примера можно привести выдержку из отчета: «А по сказке тамбовских и козловских станичников Степана Ефремова да Фетиса Лощинина с товарищами, от устья р. Плоскуши до хоперского казачьего Пристанского городка будет со ста верст» 10.

Местность, по которой прошел отряд И. И. Жолобова, уже использовалась жителями соседних уездов в хозяйствен­ной деятельности. Здесь находились бортные ухожьи, сено­косные угодья, проходили торговые пути. Только в бассей­не Битюга И. И. Жолобов зафиксировал 12 юртов. Еще семь юртов были обнаружены в среднем течении Дона и его притока р. Серед. Большая часть юртов на Битюгу при­надлежала Троицкому Козловскому монастырю и сдава­лась его архимандритом на откуп. Каждый юрт имел чет­кие границы и небольшую избу для бортников. Позднее здесь возникли села, сохранившие названия старых бортных ухожьев  (например, Тойда, Эртиль, Чигла, Коршево).

Участники экспедиции намечали места для строительст­ва укреплений новой черты и населенных пунктов. Новая линия укреплений должна была начаться от Тамбовского вала, пройти вдоль Битюга до его устья, а от него вверх по Дону до Коротояка - небольшой крепости по Белгородской черте.

Новая черта по Битюгу планировалась как непрерывная линия укреплений, состоящая из городков, валов, засек и надолб, т. е. типичного набора фортификационных соору­жений, применявшихся на юге России в XVII в. Общая дли­на ее должна была составить 168 верст 490 сажен. В бас­сейне Битюга не наблюдалось мощных лесных массивов и, естественно, создавать здесь засеки и надолбы можно было только в отдельных местах. Руководство экспедиции пред­ложило основным звеном новой линии укреплений сделать мощные земляные валы   (около 70% длины   всей черты).

Здесь прослеживается попытка развить опыт эксплуатации Белгородской, Тамбовской и других черт на юге Русского государства.

Опорными пунктами новой черты становились семь го­родков. Их предполагалось соорудить в важнейших стра­тегических местах. Интересным моментом представляется по­пытка включить в черту укрепления двух старых Раменских городищ. Три городка планировалось построить на островах реки - прием, ранее при строительстве черт на юге Рос­сии не встречавшийся. Намечались места для будущих сло­бод вокруг городков, пашенных и сенокосных угодий. Об­щая численность защитников черты определялась в 2550 служилых людей.

...

...1 Загоровский В. П. Материалы южнорусских военно-географи-ческих экспедиций XVII в. как нсторнко-географический источник//Основ-ные проблемы исторической географии России на современном этапе. М.,

1980. С. 28-29.

2 См.:  Загоровский  В.  II.  Изюмская  черта.  Воронеж, 1980.

3 T и м о ш е ч к и н М. Битюцкнй розыск//Подъем. 1962. № 4. С. 132-134.

4 ЦГАДА, ф. 210, столбцы Приказного стола, № 931, л. 1-24; столбцы Новгородского стола, № 345, л. 2-6, 145-153; столбцы Белгородского стола. № 1720, л. 1-48; книги разных городов, № 68, л. 75-130.

5 ЦГАДА,  ф.  210, столбцы  Белгородского стола, № 984. с Там же, столбцы Приказного стола, № 931, л. 21.

7 См: Мизис 10. А. Из истории Тамбовской черты XVII века// Воронежский край на южных рубежах России XVII-XVIII вв. Воронеж,

1981. С. 50-62.

8 Острожная стена, установленная у подошвы вала.

8 ЦГАДА.  ф.  210, столбцы  Новгородского  стола, №  345, л. 4.

10 Там же, книги разных городов, № 68, л. 85.

...


 Другие статьи из сборника...

В. П. ЗАГОРОВСКИЙ. Исследования и заметки по исторической географии Центрального Черноземья XVI в.п.1 (Читальня/Статьи, материалы о крае)

 В. И. ПАНОВА. Историко-географическая характеристика Воронежского края по карте 1732 года П. Лупандина и И.Шишкова (Читальня/Статьи, материалы о крае)

 Кабузан В. М. Население Центрально-Земледельческого района в конце XVIII - 50-х годах XIX века. (Читальня/Статьи, материалы о крае)