Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

ТАМБОВСКИЙ КРАЙ.2000.Питание тамбовского крестьянства в 1920-е годы

Население и территория Центрального Черноземья
и Запада России в прошлом и настоящем
Материалы VII региональной научной конференции
по исторической демографии и исторической географии,
посвященной 75-летию проф. В.П. Загоровского (1925-1994)
Воронеж. 20-21 апреля 2000 г.
С.А. Есиков

Питание тамбовского крестьянства в 1920-е годы

Уровень потребления населением продуктов питания во многом определяет демографическую ситуацию. Недостаток получаемых калорий приводит к преждевременной изнашиваемости организма. В то же время питание должно быть сбалансированным по составу. Физиологический минимум энергии, необходимой для поддержания жизнедеятельности и совершения легкой работы, составляет около 3 тысяч калорий в день. Расход энергии возрастает до 5 тысяч калорий при выполнении тяжелой физической работы. Сельскохозяйственный ручной труд относится к тяжелой физической работе, которая требует максимума энергетических затрат.
Сведения о состоянии питания сельского населения Тамбовской губернии можно почерпнуть из проводившихся бюджетных обследований крестьянских хозяйств, которые частично были опубликованы в 20-е гг. в изданиях губернского статбюро. Имеющиеся данные позволяют проследить структуру доходов и расходов хозяйств, выяснить зависимость потребления от обеспеченности их землей, скотом, рабочей силой и т.д.
Региональный разброс в уровне потребления села был довольно значительным. В начале XX в. в Тамбовской губернии среди крестьянского населения на одного едока в день приходилось от 4 до 4,5 тысяч калорий. В числе других губерний Европейской России этот показатель являлся средним. Годы войны и революции не могли не отразиться на питании крестьянского населения; в сравнении с довоенным уровень питания заметно ухудшился. Мы располагаем результатами обследования питания сельского населения, проводившегося в Тамбовской губернии в 1915 и 1920-1921 гг. Конечно, средние данные не самый лучший способ характеристики положения в деревне. К тому же и выборка была небольшая: в 1915 г. обследовали 85 хозяйств, а в октябре 1921 г. - 845. Эти данные, хотя и приблизительно, дают следующую картину: в среднем в день на душу в 1915 г. приходилось 1,75 фунта печеного хлеба, в декабре 1920 г. - 1,29 фунта, в октябре 1921 г. этот показатель вырос до 1,42 фунта; более чем вдвое сократилось потребление молока - с 1,33 фунта в 1915 г. до 0,5 фунта в октябре 1921 г.; вдвое сократилось и без того незначительное потребление мяса: соответственно 0,13 фунта и 0,06. Доля картофеля в крестьянском рационе за этот же период возросла с 1,21 до 1,81 фунта. Практически неизменной оставалось лишь количество крупы: 0,26 и 0,19 фунта.
В различных крестьянских группах потребление продуктов питания было неодинаковым, но в целом произошло ухудшение. В условиях же голода 1920-1921 гг. в некоторых крестьянских семьях не было и этого. Приведем пример. В связи со сложившейся ситуацией Козловский исполком разослал в волости анкеты. Ниже даются выдержки из анкетного листа Староюрьевского волсовета от 22 сентября 1921 г. Вопрос: «Наблюдается ли острая нужда или недоедание среди граждан волости?» Ответ: «Наблюдаются в большинстве». Вопрос: «Употребляются ли жителями вашей волости в пищу суррогаты хлеба и какие?» Ответ: «Употребляется в большом количестве просеянная мякина и лебеда в сушеном виде». Вопрос: «До какого времени большинство граждан вашей волости может прокормиться своим хлебом?» Ответ: «До 1 января 1922 г.» Вопрос: «Имеет ли место среди граждан волости сбор лебеды как запасов продовольствия?» Ответ: « Имеет место сбор лебеды».
В 20-е гг., как и прежде, основное количество потребленных калорий во всех группах хозяйств составляли калории, полученные от растительных продуктов. Так, в 1921/22 г. их доля составила 92,7 %, в 1922/23 г. -93,3 %, в 1924/25 г. - 87,8 %, в 1925/26 г. - 90,6 % и т.д. Из растительных продуктов больше половины приходилось на хлеб и хлебопродукты. Среднегодовое потребление хлеба в расчете на 1 душу сельского населения составляло 123,5 кг в 1921/22 г.; в 1922/23 - 184,7 кг. В случае недорода этого основного продукта питания не хватало, что становилось настоящим бедствием. Таковы, например, были последствия недорода 1924 г. Среднегодовое потребление хлеба на душу сельского населения с 215,5 кг в 1924 г. сократилось до 184,2 кг. В таких случаях население употребляло в пищу различные суррогаты и примеси.
Потребление продуктов животного происхождения было незначительным. Их доля в среднедневном рационе колебалась от 6,7 % в 1922/23 г, до 12,2 % в 1924/25 г. Среднегодовое потребление молока и молочных продуктов не превышало 2 кг в расчете на душу сельского населения. Совсем ничтожным было потребление сливочного масла - менее 1 кг в год.
Как видим, калорийность достигалась в основном за счет углеводов, при недостатке белков и жиров. В целом же уровень потребления продуктов питания в тамбовском селе оставался низким, довоенный уровень к концу 20-х гг. так и не был достигнут. Об этом свидетельствуют следующие данные: в 1921/22 г. среднее дневное потребление в расчете на душу сельского населения составило 1874 калорий; в 1922/23 г. -2711; в 1923/24 - 2731; в 1925/26 - 3072; в 1926/27 - 2978.
Уровень потребления продовольствия определялся также экономическими возможностями хозяйства. Так, например, в хозяйствах с площадью посева до 2 дес. ощущалась острая нехватка хлеба: валовой сбор оценивался в 24,6 руб. (с учетом затрат на семена), а расходы на корм скоту - в 25,07 руб. Почти такая же картина наблюдалась в хозяйствах с площадью посева от 2 до 3 дес: соответственно 60,67 руб. и 53,63 руб. Ясно, что в этих хозяйствах на питание средства были весьма ограничены. Отметим, что наличие скота и птицы в хозяйстве не гарантировало того, что эти продукты попадут на стол крестьянской семьи. Наряду с продуктами земледелия значительная часть мяса, яиц, молочных продуктов шли на продажу, пополняя деньгами крестьянский бюджет.
Таким образом, уровень потребления продуктов питания был тесно связан с развитием сельскохозяйственного производства, а тамбовское крестьянство постоянно находилось на грани недоедания.