Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

РУССКАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ ГАЗЕТА.1910.№ 7.

Гр. Прокофьев. 

Певец интимных настроений.

(С. В. Рахманинов).

Опыт характеристики.

(Продолжение).

 Романсы ор. 14 отличаются теми же чертами, что и разобранные раньше, т. е. самостоятельностью партий и большой искренностью, но они гораздо свободнее написаны технически и натянутости письма в них не заметно вовсе. «Я жду тебя» слова Давыдовой. По яркости настроения и выразительности этой фразы романс этот должен быть поставлен очень высоко. Гармонизация чудесна, а в фортепианной партии масса красоты. «Островок» слова Бальмонта – Шелли. Это – прелестная картинка покоя и дремоты. Мелодика романса очень певуча и красива, а сопровождение в виде целых нот и медленно нисходящей гаммы дает удивительное настроение отчужденности от всяких тревог. – «Давно в любви» слова Фета. Это произведение Фета представляет собой неудачную попытку версификации с весьма странным ритмом, который к тому же в третьих строках двух симметричных строф не совпадает. И эта неритмичность, коробящая ухо и в стихе, совсем сгубила композитора, который скандирует стихи в этом романсе более чем странно. – «Я был у неё» слова Кольцова. Здесь прекрасно передано воодушевление при известии о взаимности любви, и воодушевление это к концу переходит в большой подъем. Очень эффектная вещь для эстрады. – «Эти летние ночи» слова Ратгауза. Опять слабый текст, полный прозаизмов, погубил музыку, очень красивую по гармонии и не лишенную нужного настроения. – «Тебя так любят все» слова А. С. Толстого. По поводу одного романса («Дума») я говорил выше, что рефлексия текста вызвала таковую же в музыке. Сказанное донельзя подходит к этому романсу, а, как известно, всякая музыка должна избегать надуманности. – «Не верь мне, друг» слова Ал. Толстого. Прекрасный романс, отлично передающий красоту и искренность признанья. Изложение романса просто, но изящно, а в мелодии попадается один чудесный поворот, характерный для Рахманинова, и дающий удивительно успокаивающее настроение. Я разумею здесь оборот мелодии на словах «тоскую, прежней страсти полный», где мелодия секвенцеобразное понижается малыми терциями – c, a, ces,as,b,g. Очень эффектен финал романса, особенно в своей фортепианной партии. – «Она как полдень хороша» слова Минского. Восточная мелодия с характерными интервалами и переливами, красиво гармонизованная. – «О, не грусти!» звучит удивительной лаской, но в тревожно синкопированном аккомпанементе слышится неизбежность этой грусти и только, когда горячо любящее существо уверяет, что оно близко, мелодия принимает характер покоя, а партия фортепиано ласково колышется своими триолями. Быть может, излишне драматично звучит заключение. – «В моей душе» слова Минского. Несмотря на удачное начало, романс в целом суховат и не передает ту страсть, о которой говорится в тексте. – «Весенние воды» слова Тютчева. Общеизвестность этого переливающегося всеми цветами радуги бриллианта позволяет мне почти не говорить о нём. Отмечу только общую стремительность музыки, в которой веет бурным приближением весны и таким подъёмом, что недавно ещё романс этот был символом общественного пробуждения. И даже после колоссального подъёма на словах «Весна идёт» композитору путём прелестного перелива гармоний удается удержать внимание слушателя и на заключении, где говорится о тёплых майских днях и их истоме. Один этот романс дает автору право на видное место в ряду крупнейших современных композиторов. – «Пора» слова Надсона. Текст романса требует от композитора большого подъёма, для которого не хватает красок на палитрах Рахманинова, хотя попадаются прелестные моменты, особенно в гармонии.

  6 хоров для женских и детских голосов. Это тоже скорее проба в письме для хора, проба очень талантливая, хотя по приемам иногда примитивная (злоупотребление параллельными терциями в 1, 2, 3 и 5 – м хорах, делающее их звучность однообразной). «Славься» слова Некрасова. При всей простоте хорик этот очень оживленно и ярко звучит. – В «Ночке» (слова Ладыженского) очень интересно один мотив, при помощи аккомпанемента и ускорения темпа, меняется свой тоскливый характер и принимает бодрый. – В «Сосне» (слова Лермонтова) довольно примитивным, а главное нелегким для певцов, кажется приём изображения «дикого севера» - скачок на увеличенную кварту (!) и возвращение на малую терцию (a – dis – c) – «Задремали волны» (на слова К. Р.). Аккомпанемент очень картинный и отлично гармонизованный, но построение самого хора довольно простое: нижний голос имитирует мелодию на кварту ниже верхнего. В целом хорик очень мило звучит. – «Неволя» (слова Цыганова). Довольно слабое произведение. – «Ангел» (слова Лермонтова). По построению это лучший хор, написанный гораздо свободнее, с красивыми имитациями ритма в 12/8 с ритмом в 4/4.

  Окидывая общим взглядом весь путь, пройденный молодым композитором, мы поражаемся как разнообразию форм, за которые он берется, так и богатству, которое он берется, так и богатству, которое он вкладывает в эти формы. Но заметно преобладает тяготение к мелкой форме, так гармонирующей с переливами человеческих переживаний, далёких от титанизма иных настроений Бетховена, Вагнера и других. Весь этот период талант молодого композитора креп и развивался, давая во время этого развития массу ценного и законченного. За время перерыва между 15 и 16 опусами  симпатии композитора явно начинают склоняться в сторону более крупных форм, а талант его за этот срок сильно окреп, так что последующие произведения являются особенно законченными и яркими.

(Продолжение будет).

2010-06-08_Ra-12 

2010-06-08_Ra-13