Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

Палачёв Фёдор Ефимович

Palachev Палачёв Фёдор Ефимович

№7 [40] июль 2004 СБЕРБАНК РОССИИ
ОЧЕРК

«ПОПЫТКА ДУШУ РАЗЛУЧИТЬ...»
Думал ли я лет двадцать назад, что настанет такой день, когда мне, сыну тамбовского кресть­янина, доведется в самом центре Ев­ропы, в сытой и респектабельной Гер­мании вести переговоры о закупке для нашего хозяйства импортной техники, - с такой фразы началась наша беседа с руководителем общества с ограни­ченной ответственностью "Мучкап-Нива". Несмотря на неласковую фами­лию - Палачёв, этот крепко сложенный, рыжеволосый, с ясными голубыми гла­зами человек располагает к себе с пер­вых минут знакомства. В нем чувству­ется какая-то основательность, надеж­ность. Фёдор Ефимович спокойно и внимательно слушает собеседника, негромко, неторопливо и по-крестьян­ски обстоятельно отвечает на вопросы журналиста. Правда, заранее приду­манная схема интервью оказалась про­сто неуместной: очень уж неординар­ный человек Фёдор Палачёв.

Поселок Мучкапский - районный центр одноименного района Тамбовщины трудно назвать глубинкой, хотя и располагается он от столицы облас­ти более чем в сотне километров. Здесь есть железная дорога, тучные черноземы, есть работящие люди, не­мало живописных уголков природы. Однако ж, сказать, что это рай земной, увы, нельзя. Дело в том, что, будучи аграрным, район и его хозяйства пере­жили за последние годы много и вся­кого. Все эти шараханья от строго кон­тролируемых райкомом колхозов и со­вхозов до крестьянской вольницы 1990-х не прошли незамеченными. Прежде всего, для организации произ­водства, для самих крестьян.
Когда полтора года назад предло­жили ему возглавить новое предприя­тие, которое намеревались создать на землях трех развалившихся колхозов, ему было над чем подумать. С одной стороны, рассуждал Палачёв, все здесь родное, именно здесь работал многие годы главным агрономом, да и директорствовал здесь же. С другой, уж больно безрадостной стала карти­на в последние годы.
-Заорганизованная система пре­жних лет, как обручи бочку, схватыва­ла весь комплекс аграрного производ­ства. Фактически, зачастую за нас ре­шали, что, когда, в каких объемах по­сеять, кому дать новую технику, кому удобрения. Да и проблем со сбытом продукции не припомню. Ну, а потом, скажем так, обручи сбили, клепка ста­ла рассыхаться... - рассуждает Фёдор Ефимович.
-Но я согласился. И не жалею об этом. Ведь наше хозяйство сегодня -это почти две сотни работающих, семь с половиной тысяч гектаров пашни. На нашей территории один поселковый и два сельских Совета, шесть населен­ных пунктов, почти пять тысяч жите­лей... Да, и коллектив у нас, как выяс­нилось, хороший.
Вообще чувство коллективизма у Фёдора Ефимовича врожденное, что ли. Сама их семья была как маленький колхоз: мама, отец, два брата, три се­стры. Все по дому обустраивали вме­сте. С малолетства, как исстари заве­дено в деревне, все делали сообща. И по хозяйству, да и маме, за которой ежегодно закреплялось по 6-7 гекта­ров совхозной свеклы, помогали тоже коллективно.
Именно преданность коллективным интересам не позволила ему в свое время "оторваться" от родной мучкап­ской земли. Дело было так. После шко­лы решил Фёдор поступать в Севасто­польское мореходное училище (это из сухопутного-то Мучкапа, от которого до ближайшего моря двое суток ехать поездом!). Видимо, запали в душу пар­ню рассказы отца о военно-морской службе на исходе войны. Да и время тогда - в начале 1970-х - было роман­тическое. Словом, собрав нехитрый багаж, выпускник "сухопутной" сельс­кой школы Фёдор Палачёв отбыл в Крым, где весьма успешно сдал пер­вые два экзамена в мореходку. Да вот незадача: одноклассники нахватали двоек. Как быть? У Фёдора были явные шансы пройти испытание до конца, но друзьям, увы, в Севастополе делать было уже нечего. И он принял, как тог­да казалось, единственно верное ре­шение: ехать вместе с ребятами в род­ной Мучкап и попробовать всем вмес­те "спытать счастья" в Плодоовощном институте имени И.В. Мичурина. Так оно и получилось. Жалеет ли о том юношеском порыве сегодня сорокасе­милетний Фёдор Палачёв?
-Да, в общем-то нет, - искренне го­ворит Фёдор Ефимович. - Жизнь убеждает в истинности поговорки: "Где родился, там и пригодился". Уче­ба в Мичуринском вузе, затем много­летняя работа агрономом, главным агрономом, руководителем хозяйства убедили меня в том, что выбор в пользу села был сделан мной верный. Душу-то крестьянскую не обманешь... Помню, когда после института служил в армии, а наша часть располагалась в Польше, с интересом смотрел на то, как это у поляков, на их бедных зем­лях, так все ловко получается. Не по­верите, но именно тогда - двадцать с лишним лет назад - впервые всерьез задумался над тем, что наша колхоз­ная уравниловка на тучных чернозе­мах явно проигрывает "пану частни­ку", работающему исключительно на собственный интерес.
Сельское производство Ф. Е. Па­лачёв знает досконально. Лет с одиннадцати, как и многие дере­венские ребята, работал с отцом на тракторе. Свекловичный Т-38 стал пер­вым освоенным агрегатом. В институте получил официальные права на управ­ление автомобилем. В армии освоил танк. Не хвалясь, говорит, что нет сегод­ня такой техники, которую бы не смог одолеть. Глубоко вник в полеводство и в животноводство. С интересом осваивал науку управления коллективом.
Сам о себе говорит, как о человеке увлекающемся. И не только делами сельскими.
С детства увлекся Фёдор чтением. Наряду со школьной классикой охотно "прихватывал" М. Зощенко, И. Ильфа и Е. Петрова, других, как сам выража­ется, "ироничных" авторов. По сей день в дружеском разговоре, острый на язык Фёдор Ефимович, буквально "сыплет" цитатами из "Злотого телен­ка" и "Двенадцати стульев". А еще он с детства пристрастился к кино. Развле­чение это было, пожалуй, самым дос­тупным. И когда в одном из хозяйств, где после института работал агроно­мом, не задались отношения с руково­дителем-самодуром, ушел Фёдор Ефимович в кино. Да-да, дипломиро­ванный агроном стал директором ме­стного кинотеатра и художником одно­временно. Нравилось ему это дело. Особенно памятной была встреча с участниками программы "Товарищ Кино". В Мучкап приехал тогда киноартист Е. Моргунов, чья популярность, благода­ря комедиям Л. Гайдая, была в те годы просто невообразимой.
Правда, именно после этой встречи с артистами пригласил к себе Фёдора Ефимови­ча тогдашний предсе­датель райисполкома Иван Половинкин и, сказав, мол, хватит с артистами пиво пить, настоятельно пореко­мендовал возвращать­ся к "настоящему" делу. Спустя несколько дней Ф. Палачев уже воз­главлял агрономичес­кую службу совхоза...
В беседе с Ф. Палачёвым я поинтересо­вался, что же сегодня, по его оценкам самое сложное в аграрном производстве. Поду­мав, приоритеты он расставил так:
-Пожалуй, на первое место можно вывести "рыхлость"правовой базы. Это касается и имущественных отношений, и отношений между пайщиками, между производителями и посредниками. Затем, конечно же, изношенность ос­новныхфондов, в первую очередь, сель­хозтехники. И, к сожалению, кадровая проблема. Замечу, что у нас в хозяйстве сложилась хорошая команда. Мне по­везло с первым замом Юрием Титаевым, с главным агрономом Сергеем Коростелёвым, с главным бухгалтером Га­линой Шапкиной. Ну, а то, что главным экономистом работает в "Мучкап-Ниве" моя супруга Мария Палачёва, это тоже помогает делу. Правда, кадры массовых профессий - механизаторы, животново­ды, к сожалению не молодеют. Период разброда и шатаний в экономике села оттолкнул значительную часть молоде­жи от крестьянской жизни. Хотя в после­дние годы кое-что налаживается.
Немного помолчав, Фёдор Ефимо­вич добавляет:
- Была и еще одна проблема - фи­нансовая. Несколько лет назад с нами - аграрниками - никто из банков про­сто не хотел работать. Да это и понят­но. У многих вообще не было банковс­ких счетов. Все заменял бартер и "чер­ный нал". Здесь надо сказать спасибо управляющему Тамбовским отделени­ем Сбербанка России Николаю Ивано­вичу Бородину, который, пожалуй, пер­вым в нашей области рискнул "прийти на село". Начиналось-то с простого. С элементарного обучения азам банков­ской культуры. Специалисты Сбербан­ка научили нас формированию бизнес-планов, помогли освоить банковские технологии. Чудно вспомнить, но ког­да управляющий Уваровским ОСБ Александра Сергеевна Набережнева предложила нам перейти на "зарплат­ный" проект, мы ее поняли не сразу. Зато сейчас большая часть наших ра­ботников имеет пластиковые карты СБЕРКАРТ, зачисляет зарплату во вклады. Мы пользуемся векселями Сбербанка.
А когда мы поняли, что без банковс­ких кредитов нам дальше невозможно развиваться, то обратились за помощью опять же в Сбербанк. Начальник отдела кредитования Тамбовского ГОСБ Вита­лий Алексеевич Пашин внимательно выслушал наши задумки, затем сам
предложил оптимальную схему. В итоге мы получили 14,8 миллиона рублей крат­косрочных кредитов. Но это было толь­ко начало. Посмотрев на потрепанную отечественную технику, что стояла на на­шем машинном дворе, поняли, что надо парк комбайнов обновлять. И вот тогда-то нам предложили инвестиционный кредит сроком на три года. Американс­кие зерноуборочные комбайны "Кейс -2188" решили закупать в Германии. Вы­ехали в Европу на переговоры, в Тамбов­ском отделении Сбербанка России оформили паспорт импортной сделки, "растаможили" груз, уплатили все при­читающиеся налоги. В итоге - пять "Кей­сов" уже в эту уборочную работают на наших полях. Добавьте сюда прошло­годнее приобретение немецкого свек­лоуборочного "Холмера" и картина ста­нет вполне понятной.
... Название "Мучкап" я впервые прочел не на карте Тамбовской облас­ти, а в детские годы в сборнике стихов Бориса Пастернака. Известно, что в на­чале прошлого века по Камышинской ветке Рязано-Уральской железной до­роги он с друзьями путешествовал из саратовской Романовки через тамбов­ский Козлов в Москву. В Мучкапе палом­ники сделали остановку. И видно запал поэту в душу поселок Мучкап, коль в академическом сборнике читаем: Попытка душу разлучить с тобой подобна жалобе смычка. Еще мучительно звучит в названьях Ржакса и Мучкап...
Припав душой к Малой Родине, почти полвека живет и работа­ет на мучкапской земле толко­вый русский мужик, дельный организа­тор, сердцем болеющий за дело, уме­ющий ладить с людьми Фёдор Ефимо­вич Палачёв. И пусть все еще не про­сто дается крестьянам хлеб, пусть не все еще из задуманного получается, но он твердо верит, что света в конце тон­неля становится все больше и больше. А коль станет совсем тяжко, то после дневных забот сядет он с друзьями на берегу тихой реки, забросит удочки в ее тихую гладь. Без улова Фёдор Па­лачёв никогда домой не возвращается. Родная земля, ее реки помнят добро и отвечают ему всегда взаимностью.
Павел ВОЛОДИН На фото: Федор Ефимович Палачёв

Ещё статьи...

Газета Тамбовская жизнь", 24.08.2011 Свет ржаного колоса