Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

История края.1989.Исследования и заметки по исторической географии Центрального Черноземья XVI в.п.1

ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ ЧЕРНОЗЕМНОГО ЦЕНТРА РОССИИ (дооктябрьский период)
Межвузовский сборник научных трудов
Воронеж. Издательство Воронежского университета 1989.


В. П. ЗАГОРОВСКИЙ
Воронежский университет

ИССЛЕДОВАНИЯ И ЗАМЕТКИ ПО ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ XVI ВЕКА

1. Общая характеристика территории Центрального Черноземья в XVI веке

Длительный и сложный процесс образования Русского централизованного государства привел в 80-е гг. XV в. к качественному скачку в истории Руси. На смену Великому княжеству Московскому пришла Россия. «Для периода, на­ступившего с 80-х годов XV в., - писал видный советский историк, большой знаток феодальной эпохи в истории на­шей страны Л. В. Черепнин, - имеются все основания го­ворить о Русском централизованном государстве как уже су­ществующем» 1. В составе Русского централизованного госу­дарства к этому времени объединились московские, владимиро-суздальские, ярославские, тверские, новгородские зем­ли. Московский князь Иван III с достаточным основанием начал называть себя «государем всея Руси».

Однако объединение русских земель в составе единой государственной территории России к концу XV в. не было завершено. Оно продолжалось в течение следующего, шест­надцатого, столетия одновременно с укреплением полити­ческой централизации страны, параллельно с включением в пределы России неславянских народов, расширением мно­гонационального характера Русского государства, которое, кстати сказать, сразу складывалось как многонациональное. В первой четверти XVI в. в пределы Российского государст­ва официально были включены Брянск, Псков, Смоленск, Рязань (Переяславль-Рязанский), ряд других исконно рус­ских городов вместе с окружавшими их селами, деревнями. В течение XVI в. формально и фактически вошла в состав России и территория современного Центрального Черно­земья: воронежские, белгородские, курские, липецкие, там­бовские земли.

Термин «Центральное Черноземье» широко применяется сейчас в научной и общественно-политической литературе для обозначения обширного района СССР с плодородными черноземными почвами, расположенного в центре европей­ской части страны, на стыке лесостепной и степной природ­ных зон. В официальных документах употребляется также другой, идентичный по смыслу термин «Центрально-Черно­земный район РСФСР». С 1968 г. в СССР установлена географически четкая, действующая и поныне система эконо­мических районов, используемая в планировании и управле­нии народным хозяйством. Среди десяти экономических районов РСФСР утвержден Центрально-Черноземный эко­номический район в рамках пяти областей: Воронежской, Белгородской, Курской, Липецкой и Тамбовской2. Уже более 20 лет географические рамки Центрального Черноземья прочно отождествляются с территорией 5 названных облас­тей; это было сделано, в частности, в важном политическом документе, принятом в мае 1981 г., - постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дальнейшем развитии сельского хозяйства Центрально-Черноземного района РСФСР». Следует отметить, что в 20-е и 30-е гг. нашего столетия термин «Центральное Черноземье» географически распространялся на большую территорию, чем сейчас. В 1928-1934 гг. в СССР существовала Центрально-Чернозем­ная область (ЦЧО); в ее пределы кроме территории только что названных пяти современных областей входила и тер­ритория нынешней Орловской области. Административным центром ЦЧО был Воронеж, который и в наши дни явля­ется крупнейшим городом Черноземья, его своеобразным экономическим центром.

По сравнению с другими русскими землями, входивши­ми после образования централизованного государства в пре­делы государственной территории России, Центральное Чер­ноземье имело одну весьма существенную особенность: здесь на грани XV и XVI столетий практически (за исключением крайней западной части современной Курской области) не имелось постоянного населения, не существовало городов и сел. Это был запустевший в результате монголо-татарского нашествия и установления длительного монголо-татарского ига край.

Надо сразу же отметить и то обстоятельство, что в по­литическом плане почти все Центральное Черноземье явля­лось в конце XV в. частью территории Большой Орды - татарского государства, образовавшегося в низовьях Волги в ходе распада Золотой Орды. Степные районы Централь­ного Черноземья использовались татарами эпизодически для кочевого скотоводства. Русские документы сообщают о приходах татар Большой Орды на кочевье в пределы совре­менного Центрального Черноземья, в частности в 1490, 1491, 1501 гг.3

Большая Орда оказалась недолговечным государством. Ее раздирали неурядицы и феодальные усобицы. В 1480 г. сильнейший удар Большой Орде нанесли московские войска в ходе знаменитою «стояния на Угре». В 1502 г. Большая Орда была полностью разгромлена крымским ханом Менгли-Гиреем (в то время - союзником великого московского князя Ивана III) и прекратила свое существование. Татар­ские и ногайские улусы, входившие в состав Большой Орды, частично откочевали в Приазовье и перешли в подчинение Крымского ханства, частично были рассеяны и уничтожены. С 1502 г. земли современного Центрального Черноземья, находившиеся прежде в пределах Большой Орды, стали «ничьей землей», здесь сложился своеобразный политичес­кий вакуум. Отмечу, что сохранявшиеся до 50-х гг. XVI в. на Волге татарские ханства - Казанское и Астраханское - сколько-либо заметного влияния на территорию Централь­ного Черноземья, на ее будущую политическую принадлеж­ность не оказывали. История этих ханств близилась к своему завершению. Их правителям, феодальной и мусуль­манской верхушке Казани и Астрахани, в первой половине XVI в. было не до далеких территориальных приобретений.

Шестнадцатое столетие стало временем борьбы Россий­ского государства и русского народа сначала с Великим княжеством Литовским, а затем - с Крымским ханством и ногайскими ордами за возвращение в пределы Руси террито­рии Центрального Черноземья. В первой половине XVI в. успехи в этой борьбе чередовались для России с неудача­ми. Вторая половина XVI в. ознаменовалась крупными по­бедами России в борьбе с татарами. К концу века, хотя борьба с татарами была еще далека от полного завершения, основные трудности остались позади: в политическом плане земли Центрального Черноземья стали частью России, рус­ский народ энергично начал их повторное заселение и освое­ние, край был фактически возвращен России.

Надо сказать, что еще в эпоху Киевской Руси большая часть территории современного Центрального Черноземья была заселена и освоена русскими людьми. На этапе фео­дальной раздробленности Руси здесь сложилось несколько русских княжеств, в городах развивались ремесла и торгов­ля, распахивались целинные земли края. Среди городов, ставших политическими центрами отдельных княжеств, мож­но выделить Курск и Елец. В пределы Курского и Елецкого княжеств входила значительная часть территории современ­ных Курской, Белгородской и Липецкой областей. Археоло­гические и письменные источники подтверждают наличие древнерусских городков и сел до монголо-татарского наше­ствия на Русь также в пределах современных Воронежской и Тамбовской областей - на берегах рек Дона, Воронежа, Матыры. Недостаточность документов не позволяет пока проследить конкретную историю запустения края, историю гибели Курского и Елецкого княжеств, уничтожения посто­янных русских поселений в крае. Известны лишь отдельные детали этого процесса. Воскресенская и Никоновская лето­писи не очень понятно рассказывают о «зле», причиненном татарами Курскому княжеству, относят это событие к 80-м гг. XIII в., называют Курское княжество того времени «Великим», указывают находившихся в политическом под­чинении Курска удельных князей4.

Елецкое княжество «продержалось» дольше Курского. Запустение елецких земель последовало в результате раз­грома г. Ельца в 1395 г. среднеазиатским завоевателем Тимуром и нескольких опустошительных татарских вторже­ний в этот район Черноземья в начале XV в. В сентябре 1414 г., как сообщает Никоновская летопись, «приидоша татарове многи и воеваша по Задонью-реки власти [волос­ти. - В. 3.] рязанскиа, и много зла сотвориша, и град Елец взяша, и елецкого князя убита, а инии в Резань убежаша»5. После этого погрома Елец уже не упоминается в летописях XVb. как город существующий, город живущий.

В научной литературе, при рассмотрении смежных или посторонних (по отношению к истории и исторической гео­графии Центрального Черноземья) проблем, иногда про­скальзывают бездоказательные сообщения о существовании Курска и Ельца на завершающем этапе образования Рус­ского централизованного государства, на грани XV и XVI вв. В качестве примера приведу цитату из монографии профес­сора К. В. Базилевича «Внешняя политика Русского цент­рализованного государства (вторая половина XV века)». Рассказывая о движении татар Большой Орды в 1501 г. от Тихой Сосны к р. Сейм, К. В. Базилевич пишет: «Под их ударами находились города Путивль, Рыльск, Курск, Елец и другие» 6. Древнерусские города Путивль и Рыльск никог­да не прекращали своего существования, в XV в. они на­ходились в пределах Великого княжества Литовского, в 1500 г. были заняты русскими войсками и в 1501 г. дейст­вительно оказались под угрозой нападения татар. В состав Русского государства они официально вошли в 1503 г., пос­ле завершения успешной для России войны 1500-1503 гг. с Литвой. Но Курск и Елец в 1501 г. не могли находиться под ударами татар по весьма простой причине: этих городов тогда не было. Тексты русских летописей, а также подроб­ные документы о русско-крымских и русско-турецких сно­шениях конца XV в., опубликованные в 41-м томе «Сборни­ка русского исторического общества», не оставляют ни ма­лейшего сомнения в полном прекращении жизни Курска и Ельца в то время. Факт отсутствия этих городов в XVI в. вплоть до их возобновления в конце столетия (соответствен­но в 1596 г. и 1592 г.) четко подтверждается и «Разрядными книгами». В конце XV - начале XVI в. на месте Курска и Ельца простиралось «Поле» - незаселенная, невспаханная степь, а прежние города были пустыми, безлюдными городи­щами.

В географическом аспекте в XVI в. современному тер­мину «Центральное Черноземье» соответствовал, хотя и не в полной мере, термин «Поле». (Не «Дикое поле», а имен­но «Поле». В русских документах «диким полем» называ­лись тогда неосвоенные, невспаханные, целинные земли. При этом участки «дикого поля» могли по тем или иным причинам располагаться в любой части страны, даже под Москвой. Термин «Дикое поле» для обозначения незасе­ленной степи употребляли в XVI в. лишь посещавшие Россию иностранцы. У них его заимствовали позже некото­рые наши историки и писатели). По сравнению с современным Центрально-Черноземным районом РСФСР (Воронеж­ская, Белгородская, Курская, Липецкая, Тамбовская облас­ти) территория «Поля» в XVI в., особенно в первой полови­не века, выдвигалась дальше на юг и юго-восток, в сторону современной Украины, нижнего Придонья и Поволжья, а также на северо-запад, в пределы нынешней Орловской об­ласти. В 50-70-х гг. XVI в., после включения в состав России Поволжья, основания ряда новых городов па южной  русской «украйне» (Михайлов,   Дедилов,   Шацк, Ряжск, Орел, Данков), консолидации в низовьях Дона автономного донского казачества, размеры «Поля» уменьшились. Геогра­фические рамки «Поля» к 80-м гг. XVI в. стали в большей, мере совпадать с территорией современного Центрального Черноземья, чем раньше. В 1585 г. «на Поле» были основаны первые российские города: Воронеж и Ливны.   На грани XVI и XVII вв. мы видим «на Поле» уже восемь городов: к Воронежу и Ливнам добавились Елец (1592), Белгород (1596), Курск (1596), Оскол (1596), Царев-Борисов (1599) и Валуйки (1599). Конечно, говорить о полном географи­ческом соответствии терминов «Поле» (для конца XVI в.) и «Центральное Черноземье» (для наших дней) нельзя. Из восьми перечисленных выше применительно к концу XVI в. полевых городов лишь шесть (Воронеж, Елец, Белгород, Курск, Оскол, Валуйки) разместились в Пределах современ­ного Центрально-Черноземного района РСФСР. К тому же на крайнем западе и севере территории современного Цент­рального Черноземья находились два города - Рыльск и Данков, не считавшиеся «городами на Поле». Налицо, та­ким образом, лишь примерное географическое совмещение двух историко-географических терминов, разделенных про­межутком в 400 лет.

Термин «Поле» в значении неосвоенной, незаселенной степи потерял смысл уже к концу XVI в. - ведь «на Поле» уже стояли города! Он употреблялся  в документах еще в течение нескольких десятилетий только благодаря инерции московского делопроизводства.

(...)

1 Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного го­сударства в XIV-XV веках. М., 1960. С. 5.

2 См.: Экономические районы СССР. М., 1969. С. 134-154; Ковальченко И. Д., Дробижев В. З. Экономические районы России и СССР//Советская историческая энциклопедия. М., 1976. Т. 16. С. 426-433.

3 См.: Сборник русского исторического общества. СПб,, 1884, Т. 41. С. 113, 118, 356, 367, 370.

4 См.: Полное собрание русских летописей. М., 1965. Т, 10. С. 162- 165 (далее - ПСРЛ).

5 Там же. Т. 11. С. 225.

6Базилевич К. В. Внешняя политика Русского централизован­ного государства (вторая половина XV века). М., 1952. С. 485.

 

Ещё...

6. Попытка выявления мест поселений вольных казаков на территории Центрального Черноземья в XVI веке методом ретроспективного анализа писцовых книг XVII века

 


  Другие статьи из сборника...

Ю. А. Мизис. Военно-географическая экспедиция 1685 года в Тамбовском крае (Читальня/Статьи, материалы о крае)

 В. И. ПАНОВА. Историко-географическая характеристика Воронежского края по карте 1732 года П. Лупандина и И.Шишкова (Читальня/Статьи, материалы о крае)

Кабузан В. М. Население Центрально-Земледельческого района в конце XVIII - 50-х годах XIX века. (Читальня/Статьи, материалы о крае)