Село Шапкино

 

 

                                                 Сайт для тех, кому дороги села Шапкино, Варварино, Краснояровка, Степанищево Мучкапского р-на Тамбовской обл.

 

Мнение смоленского помещика об освобождении крестьян от крепостной зависимости. (Около 1820 года)

 

Мнение смоленского помещика об освобождении крестьян от крепостной зависимости. (Около 1820 года) / Сообщ. Н.В. Путятой // Русский архив, 1865. – Изд. 2-е. – М., 1866. – Спб. 553-558.

С. 553-554 ЗАПИСКА ОБ ОСВОБОЖДЕН. КРЕСТЬЯН В РОССИИ ОТ КРЕПОСТНОЙ ЗАВИСИМОСТИ. 

Мнение Смоленского помещика об освобождении крестьян от крепостной зависимости.  (Около 1820 года).

    Вопр. Как можно согласить выгоды помещиков с свободою крестьян?
    От. Мне кажется, что это весьма легко. — Вот как бы я полагал. Я бы уступил поселянам дворы их с землею под поселением и общим выгоном, оставил себе всю прочую землю, поселян же освободил от крепостного состояния.
    Воп. Что же крестьяне сим выигрывают?
    От. Не трудно доказать выгоды, от сего происходящие для крестьян. Личная их свобода и собственность их обеспечены. Собственность же крестьян в России состоит не в земле, ибо она везде общая, но в имуществах, состоящих в дворах их. Отношения, остающиеся между владельцами земель и крестьянами, равно выгодны и для того и для другого — первым выгоднее отдавать землю свою обрабатывать крестьянам уже живущим подле оной; а крестьянам выгоднее нанимать  землю  возле жилья их находящуюся, чем другую. Чрез освобождение же свое крестьяне вовсе не лишаются средств нанимать землю. — Помещик будет получать тот же оброк, но только в другом виде; вольные, уверенные в своей собственности и в своей личной свободе будут работать прилежнее, приобретать более и следственно могут платить более. Многие фабрики и теперь действуют посредством наемных людей. Сверх того сим постановлением, благотворная связь крестьян с помещиками, потеряв все то, что было в ней противно нравственности и правам человечества, изменив существо свое, останется невредимою и сохранит все то, что в ней полезно было.
    Воп. Но помещик заставит платить крестьян за землю все, что он только захочет?
    От. Во первых помещики теперь пользуются сим же правом и возможностью, кроме того, располагают и самыми крестьянами, берут их во двор, заставляют их работать на фабриках, в рудниках, меняют их и торгуют ими, и так даже, что в том случае, когда бы сие возражение было справедливо, состояние поселян все бы сим утрачено не было.—2-е В случае, если б помещик затруднил наем земли, осталась бы поселянам возможность нанимать землю у соседей, наниматься самим на работу, ходить на промысел, извоз и так далее, между тем как земли помещика останутся пустыми, или наняты будут верно ниже той цены, которую б ему дали поселяне живущие на оных. Не надобно забыть при том, что первые, поелику работники со стороны, должны будут или бивакировать в поле или платить за ночлег туземцам; кроме того, что одна решительная прибыль могла их вызвать из собственных жилищ, будучи в домах своих обеспечены от насилий и притеснений помещика, которому остается токмо, как английскому королю, одна возможность делать им добро.
    Казенные поселяне или однодворцы, имеющие иногда одну четверку земли, хотя предоставлена им возможность переходить на другие земли, не делают того по многим причинам:
    1. По привязанности к месту рождения или жительства.
    2. По затруднениям, которые бы им представились в переселении от перевозки малолетних детей.
    3. Им должно продавать дворы за низкую цену.
    4. Некоторые имеют скотоводство, дол-


С. 555-556   ЗАПИСКА ОБ ОСВОБОЖДЕН. КРЕСТЬЯН В РОССИИ ОТ КРЕПОСТНОЙ ЗАВИСИМОСТИ.

жны также прекратить оное на время и терять выгоды, от того происходящие.
    5. Привычка к известным, неизвестность других мест, где по большей части (т. е. в южных губер.), если земля и обещает более плодов, то за то почти везде недостаток в воде или в лесе.
    6. Издержки нераздельные с таковым переселением. Одна крайность может понудить поселян к сему поступку. Те, которые полагают, что они не будут заниматься земледелием, забывают, что у них есть на то все потребные орудия, что они привыкли с давнего времени к сему занятию, и что употреблен уже ими на то некоторый капитал. Надобно заметить, что в тех губерниях, где наиболее промышленности, земли не остаются праздными, и что даже в оных, возьмем напр. Ярославскую, земли обработаны с большим тщанием, чем в тех губерниях, где мало промышленности.  Те  помещики,  у коих крестьяне находились на пашне, должны взять в рассуждение, что  они давали часть своей земли даром, для того чтобы им обрабатывали барщиною, остальную. По освобождении же они в состоянии будут отдавать всю землю в наем, избавляя себя притом от тягостного присмотра и строгих произвольных мер.
    Подати освобожденных крестьян будут обеспечиваться целым обществом, на подобие мещан, однодворцев и ныне существующих вольных хлебопашцев.
    Воп. Как же можно будет выходить из сего состояния?
    Отв. С дозволения правительства которое вероятно положит за то выкуп в пользу общества, которое по нынешним постановлениям несет до следующей ревизии тягости за выбывшего члена. И так это возмездие требует сила справедливости.
    Желательно также, чтобы сим обществам поселян предоставлено было право принимать к себе людей из других сословий, которым покажется выгоднее пристать к оным, чем идти в мещане.
    Желательно, чтобы общества сии не платили в казну более казенных крестьян и были в сем отношении уравнены с ними.
    Чтобы им предоставлено было также право покупать земли целым обществом.
    Управление сих обществ остается по народному обыкновению избирательное. Староста и головы распоряжаются в ежедневных случаях, в важных решает мир или громада.
    Казна может позволить освобождать крестьян и тех имений даже, которые заложены в банк или в ломбард — назначив над сим имением опеки до заплаты казенного долга.
    Общественное владение поселян имеет некоторые неудобства конечно, но имеет также большие выгоды. Все частные действия направлены духом общественности, и при оном не может быть почти нищих. Всякой сохраняет свое право на участок земли, как бы ни увеличилось население, а тунеядцев общественная власть принуждает к работе.
    Выгода помещиков будет состоять в том, чтоб сии общества защищать от неправильных и беззаконных притязаний земских властей.
    Бумага поданная правительству.
    Желаю отпустить на волю крепостных
    крестьян......  губернии.....       уезда, числом..... душ, и вместе с сим оставить себе землю, не лишая себя собственности, не разрушая отношений крестьян с помещиком, но только делая их определительно положительными, без


 С. 557-558   ЗАПИСКА ОБ ОСВОБОЖДЕН. КРЕСТЬЯН В РОССИИ ОТ КРЕПОСТНОЙ ЗАВИСИМОСТИ.
   
всякого ущерба казне. Главные сии положения суть следующие:
    1. Отпуская крестьян моих на волю, я уступаю им их дома и все в домах находящееся имущество, землю под дворами, огородами и выгонами, не требуя себе за сие никакой от них платы или возмездия.
    2. Прочую всю землю оставляю за собой, предполагая обрабатывать ее отпускаемыми мною на волю крестьянами, по условиям, добровольно с моей и с их стороны заключенными, после их увольнения.
    Испрашиваю им у правительства права платить подати наравне с вольными хлебопашцами.
    Уступая крестьянам землю, находящуюся под их селением, я не почитаю за нужное раздроблять ее на участки и делить собственность каждого особенно, а предоставляю им ее как принадлежность общую.
    Полагаю также за нужное, чтобы общество сих крестьян имело право приобретать покупкою землю в собственность. (Общие имущества составляют отличительную черту отношений гражданских в России: оные предохраняют от разорения частного и, поддерживая связь общую, могут споспешествовать общим усилиям. Управление их — на подобие других обществ).
    Впрочем я готов принять всякие постановления, основанные на взаимной пользе крестьян и помещика и не лишающие сего последнего его собственности, состоящей в земле.
    (С современной рукописи, сообщенной
    Н. В. Путятою).